Описание программы

Направление подготовки: 41.04.04 Политология
Профиль: Международная политика

Основной задачей программы Political Science and International Relations является подготовка профессиональных политологов-международников и специалистов в области современной глобальной политики в соответствии с лучшими мировыми стандартами по программам, валидированным Университетом Манчестера (Великобритания).

Преимущества программы "Международная политика":

  • Вы получите доступ к уникальным информационным ресурсам по политической науке, которых нет больше нигде в России. Библиотека Московской Школы содержит богатейшую коллекцию книг, представляющую оксфордский учебно-методический комплекс по теории международных отношений.
  • Пользуясь библиотечным фондами, получая индивидуальные консультации преподавателей, вы будете читать ту же литературу и исследовать те самые же проблемы, которые сегодня актуальны для ваших коллег в Великобритании, США и других странах Запада.
  • Освоите престижную профессию, которая востребована в международном корпоративном бизнесе, информационно-аналитической, академической и общественно-политической сферах профессиональной деятельности. 
  • Получите возможность пройти практику и стажировку в авторитетных российских и зарубежных международных организациях.
  • Доведете свой английский до совершенства.
  • Получите европейскую ученую степень, не выезжая за пределы России. Выпускники программы получают два диплома – британский Master of Arts in Political Science and International Relations и российский о профессиональной переподготовке по специальности «Международная политика».
  • Сможете найти работу или улучшить существующую карьерную позицию в крупной компании или общественной организации.
  • Повысите свой статус в академическом сообществе и сможете претендовать на продолжение научной карьеры за рубежом.


Сферы карьерной реализации наших выпускников:

  • Работа профессиональными аналитиками и экспертами в крупных международных корпорациях, которым по роду своей деятельности необходимо общаться с государством и общественными организациями, вести корпоративные социальные проекты и т.п.
  • PR- и маркетинговая деятельность в крупных международных компаниях, ведущих свой бизнес в разных странах с разными культурными особенностями.
  • Работа в российских и международных общественных организациях.
  • Научная карьера в крупнейших российских и зарубежных университетах.
  • Журналистская карьера, в том числе сотрудничество с ведущими мировыми СМИ.

Программа Political Science and International Relations адресована как российским гражданам, так и иностранцам, владеющим русским и английским языком, желающим учиться в британской магистратуре по международной политике.

C точки зрения системного подхода к образованию, строго соблюдаемых британских правил организации учебного процесса, библиотечных ресурсов и преподавательских кадров программа Political Science and International Relations не имеет аналогов в России.



 

Приемная комиссия:

8 (495) 150-80-94 
applic@universitas.ru 

Будьте с нами
Контакты администратора
05daeab885e59e4521fd7d8628f7a767.JPG
Шабанова Рената

		Array
(
    [ID] => 4
    [~ID] => 4
    [TIMESTAMP_X] => 13.09.2012 14:55:43
    [~TIMESTAMP_X] => 13.09.2012 14:55:43
    [IBLOCK_TYPE_ID] => content
    [~IBLOCK_TYPE_ID] => content
    [LID] => s1
    [~LID] => s1
    [CODE] => news
    [~CODE] => news
    [NAME] => Новости
    [~NAME] => Новости
    [ACTIVE] => Y
    [~ACTIVE] => Y
    [SORT] => 500
    [~SORT] => 500
    [LIST_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/news/
    [~LIST_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/news/
    [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/news/#ID#/
    [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/news/#ID#/
    [SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/news/
    [~SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/news/
    [PICTURE] => 
    [~PICTURE] => 
    [DESCRIPTION] => 
    [~DESCRIPTION] => 
    [DESCRIPTION_TYPE] => text
    [~DESCRIPTION_TYPE] => text
    [RSS_TTL] => 24
    [~RSS_TTL] => 24
    [RSS_ACTIVE] => Y
    [~RSS_ACTIVE] => Y
    [RSS_FILE_ACTIVE] => N
    [~RSS_FILE_ACTIVE] => N
    [RSS_FILE_LIMIT] => 
    [~RSS_FILE_LIMIT] => 
    [RSS_FILE_DAYS] => 
    [~RSS_FILE_DAYS] => 
    [RSS_YANDEX_ACTIVE] => N
    [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => N
    [XML_ID] => 4
    [~XML_ID] => 4
    [TMP_ID] => 
    [~TMP_ID] => 
    [INDEX_ELEMENT] => Y
    [~INDEX_ELEMENT] => Y
    [INDEX_SECTION] => Y
    [~INDEX_SECTION] => Y
    [WORKFLOW] => N
    [~WORKFLOW] => N
    [BIZPROC] => N
    [~BIZPROC] => N
    [SECTION_CHOOSER] => L
    [~SECTION_CHOOSER] => L
    [LIST_MODE] => 
    [~LIST_MODE] => 
    [RIGHTS_MODE] => S
    [~RIGHTS_MODE] => S
    [VERSION] => 1
    [~VERSION] => 1
    [LAST_CONV_ELEMENT] => 0
    [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0
    [SOCNET_GROUP_ID] => 
    [~SOCNET_GROUP_ID] => 
    [EDIT_FILE_BEFORE] => 
    [~EDIT_FILE_BEFORE] => 
    [EDIT_FILE_AFTER] => 
    [~EDIT_FILE_AFTER] => 
    [SECTIONS_NAME] => Разделы
    [~SECTIONS_NAME] => Разделы
    [SECTION_NAME] => Раздел
    [~SECTION_NAME] => Раздел
    [ELEMENTS_NAME] => Элементы
    [~ELEMENTS_NAME] => Элементы
    [ELEMENT_NAME] => Элемент
    [~ELEMENT_NAME] => Элемент
    [SECTION_PROPERTY] => 
    [~SECTION_PROPERTY] => 
    [EXTERNAL_ID] => 4
    [~EXTERNAL_ID] => 4
    [LANG_DIR] => /
    [~LANG_DIR] => /
    [SERVER_NAME] => 
    [~SERVER_NAME] => 
    [USER_HAVE_ACCESS] => 1
    [SECTION] => 
    [ITEMS] => Array
        (
            [0] => Array
                (
                    [ID] => 4530
                    [~ID] => 4530
                    [IBLOCK_ID] => 4
                    [~IBLOCK_ID] => 4
                    [IBLOCK_SECTION_ID] => 
                    [~IBLOCK_SECTION_ID] => 
                    [NAME] => «В Шанинке нельзя выучить, а на следующий день забыть». Лучший студент бакалавриата 2019 Алина Петрова — об учёбе на «Мировой политике» в Шанинке
                    [~NAME] => «В Шанинке нельзя выучить, а на следующий день забыть». Лучший студент бакалавриата 2019 Алина Петрова — об учёбе на «Мировой политике» в Шанинке
                    [ACTIVE_FROM] => 14.12.2019
                    [~ACTIVE_FROM] => 14.12.2019
                    [DETAIL_PAGE_URL] => /about/news/4530/
                    [~DETAIL_PAGE_URL] => /about/news/4530/
                    [DETAIL_TEXT] =>  
Лучший студент бакалавриата 2019 Алина Петрова — об учёбе на «Мировой политике» в Шанинке
  
На минувшей церемонии вручения дипломов преподаватели и деканы МВШСЭН назвали выпускницу программы «Мировая политика» Алину Петрову лучшей студенткой на потоке.

Выяснили у Алины, как этого добиться, где жить во время зарубежных стажировок, чем отличаются студенты Шанинки, сумевшие удержаться в университете после 2 курса, и что могут сказать о стране патриотические концерты в День России.




— Итак, для тех, кто только начинает учиться в Шанинке: что нужно сделать, чтобы стать лучшим бакалавром?

Мне кажется, я не делала ничего специального — писала эссе на темы, которые мне были интересны, выполняла ДЗ. Так сложилось, что меня хорошо оценивали, и это давало стимул делать что-то дальше. И я очень тронута тем, что меня наградили такой статусной штукой за то, что я делаю обычно.

Когда мы стали учиться в Шанинке на 2 курсе (первый год мы провели на программе Liberal Arts в РАНХиГС, общей для всех специальностей британского бакалавриата), мне казалось, я далеко на самая сильная — в группе были очень талантливые и целеустремлённые ребята гораздо сильнее и трудоспособнее меня.

Это был такой переломный этап — казалось, что ты студент по-новой: нужно было ломать себя, подстраивать под манчестерский стандарт, под академическую реальность. Мне это давалось тяжело, особенно когда те, с кем я общалась больше всего, решили поменять специальность. Я тогда не была уверена, правильно ли поступила, и вообще тяжело, а тут меня ещё все бросили. Так что первый год в Шанинке прошёл тяжело, а потом дело пошло — и вот я лучший слушатель.

Мне кажется, в итоге мне просто повезло, потому что, пока я училась, лучшей я себя совсем не ощущала.


— Но есть же, наверное, формальные критерии..?

Есть, конечно: средний балл не ниже 75, без троек и пр. Плюс оценивается class presentation, внеучебная деятельность. У нас на потоке было всего две специальности — «Мировая политика» и «Менеджмент креативных проектов». Вместе нас училось человек 15 в общей сложности — к 4 курсу осталось 12. Так что выбор у преподавателей был не особенно большой.

Лучший студент бакалавриата 2019 Алина Петрова
  
— Многие из тех, кто интересуется учёбой в Шанинке, переживают, что они со своим школьным английским не смогут поступить или им будет сложно потом учиться. Расскажи о своём погружении в обучение на английском, каким ты его помнишь.

Это тяжело. Одно дело читать тексты для IELTS, другое — читать Гоббса в оригинале. То есть нужен какой-то навык, привычка высматривать в тексте нужную информацию. Это трудно даётся до тех пор, пока не понимаешь, как в принципе устроен академический текст. В этом плане очень помогает курс академического письма.

В целом, нам повезло с преподавателями по английскому — так или иначе, мы выходили от них с каким-то новым навыком, который здорово потом помогал. То же академическое письмо тяжело давалось всей группе. Но мы эту структуру написания запомнили так, что теперь любой текст — даже русский — автоматически проверяем по ней.


— Ну, то есть ты учишься как-то излагать свои мысли или просто расширяешь словарный запас?

Одно связано с другим. Как только понимаешь, как это работает, автоматически начинаешь думать иначе. А как только это происходит, и писать сразу легче, и учиться интереснее, потому что языковой барьер пройден, и все оказываются как бы в одной среде.


«Обучение на английском — это тяжело. Одно дело читать тексты для IELTS, другое — Гоббса в оригинале»


— Допустим, я поступаю в Шанинку. И мне говорят, что академическое чтение или письмо очень поможет мне в плане языка. А я вообще не представляю, что это такое. Можно в нескольких словах объяснить, что это?

Это как физкультура, только для мозга. Надо регулярно заставлять себя говорить по-другому. В каком-то смысле это изучение языка — русского в том числе: академическое чтение у нас было не только по-английски, но и по-русски. Научиться говорить по-научному и в принципе строить свою мысль так, чтобы она была понятна читателю, а не только тебе одному — это то, что получается после курсов академического чтения и письма.

Ты хорошо знаешь язык тогда, когда можешь структурированно выражаться на нём. У меня всегда был сильный английский, но в Шанинке он стал совсем хорошим.


— Поэтому ты захотела выучить ещё арабский язык и фарси...

Это моя большая и недоступная любовь. Так сложилось, что языки, на которых мне хочется разговаривать, я, наверное, выучу нескоро. Потому что больше они никому не нужны. Это арабский, фарси и хинди.

Как могу, я их своими силами осваиваю, но всё упирается в вопрос «Зачем?». Мои преподаватели, родственники и друзья говорят, что любой язык нужен для чего-то, язык — это инструмент, его нужно использовать. Я согласна с этим только отчасти, потому что для меня язык — явление прекрасное само по себе. И если мне нравится язык, это вполне себе повод, чтобы выучить его. Многим людям нравится итальянский — они учат итальянский, мне нравится фарси — я учу фарси.

Лучший студент бакалавриата 2019 Алина Петрова
  
Конечно, в этих языках меня привлекает некая экзотика, потому что там совсем другая письменность, другая фонетика, не похожая на то, что мы обычно учим в школе или вузе. Это не романские языки, а что-то совсем с другой планеты.

Но когда я сказала маме, что хочу учить арабский, мне сказали «Учи французский!». И я пошла на французский — так легче было решить проблему. Вопрос на самом деле был чисто практический: что ты будешь делать с арабским языком? Это то же самое, что учить китайский язык в академии — аплодирую тем, кто выбирает учить его, потому что они подписываются под тем, что будут делать что-то дополнительно, чтобы выйти хоть с какими-то знаниями. Чтобы выучить китайский за 4 года, нужно очень хорошо работать над собой. Времени учебных пар в университете не достаточно. То же самое с арабским: времени мало, ресурсов мало, практики ещё меньше.


«Многим людям нравится итальянский — они учат итальянский, мне нравится фарси — я учу фарси»


— Ты писала, что за время учёбы в Шанинке объездила всю Великобританию и Францию. Это такое художественное преувеличение? Или это произошло за время учебных стажировок?

За время в Шанинке я была в Англии два раза: после первого и после третьего курса. В первую стажировку я не особо покаталась по стране, потому что было много учёбы. Но хорошо осмотрела Манчестер. А на второй стажировке у нас было больше свободного времени и хотелось увидеть что-то кроме Манчестера — это город в принципе небольшой, можно обойти за неделю. Мы съездили в Йорк, Ливерпуль, кто-то был в Эдинбурге, в Лидсе, в национальном парке Lake District — абсолютно восхитительное место в горах, с озёрами, где вода, как на картине просто.

 
Но французская стажировка запомнилась мне ярче всего, потому что это был совершенно новый опыт. Я привыкла, что за границей говорю по-английски. А здесь была установка, что ты в тех же условиях, что остальные, и я понимала, что не могу чего-то сказать. Но поскольку все вокруг меня — студенты — чувствовали то же самое, это как-то объединяло.

Там мы тоже посмотрели много маленьких французских городков. Одно из самых ярких впечатлений — музей кинодекораций в Лионе. Я очень люблю фильм «Парфюмер», и весь первый этаж там — декорации из «Парфюмера»: я, конечно, там просто потерялась.


— То есть две английских стажировки и одна французская. Первая английская — после первого курса, она языковая. Вторая английская...

После 3 курса, это уже профессиональная стажировка — мы ездили вместе с магистрами, там был дизайн исследовательской работы. Нас учили, как составить свой текст так, чтобы он был читабельным и получал хорошие оценки.

Французская была после 2 курса, это тоже была языковая стажировка — и думаю, она прошла бы не так классно, если бы я не жила в семье. Тут я осознанно выбрала жить в семье.


— А там можно выбрать?

Да. Моя подруга жила в общежитии, а я — в семье. И это были два совершенно разных опыта. Мы с моей мадам Рифф каждый вечер вели душевные разговоры обо всём на свете. Была домашняя еда, французская кухня — всё замечательно, в общем. А моя подруга узнала Францию с другой стороны, самостоятельно-бытовой: куда ходить, на каком рынке и у кого выгоднее покупать, как устроен самостоятельный быт во Франции. Я к ней каждый раз ходила, как на экскурсию.


— Что за семьи, которые там принимают студентов?

О, это на самом деле очень крутые люди! Виши́ — маленький город, население всего 25 000 человек. Молодёжь, естественно, уезжает — перспектив там не так много. Но их родители остаются, в том числе ради таких студентов, как мы, которые летом приезжают учиться в Кавилам — это школа, которая находится в Виши́.

Летом город оживает: там студенты, фестивали, кипит жизнь. Зимой, как я понимаю, там никого нет.

И эти люди приезжают летом в Виши́, сдают квартиры студентам, общаются с ними. А зимой уезжают туда, где у них работа.


«Мы с мадам Рифф каждый вечер вели душевные разговоры обо всём на свете. Была домашняя еда, французская кухня — всё замечательно, в общем. К своей подруге в общежитие я ходила, как на экскурсию»


Надо сказать, Виши́ — маленький, но очень атмосферный город: вечером идёшь — звон посуды в ресторанах, едой пахнет, река течёт, вообще никого нет. Прекрасно.

Алина Петрова
  

— Ещё, как мы поняли, ты была в американском Университете Тафтса. Самостоятельно или тоже от Шанинки?

Я увидела анонс, что в Бостоне будет конференция по миграции, а это одна из тем, которыми я занимаюсь. Был конкурс, надо было что-то написать, потом собеседование — его проводил Марк Симон, шанинский преподаватель, специалист по теме миграции.

Сначала нас было человек 15, потом половина отсеялась, а потом из второй половины выбрали нас четверых. Надо было сделать проект по миграции в России — с одной стороны, описать что-то максимально широко, потому что это должен быть обзор ситуации в стране. А с другой, был риск повториться темами с командой из МГИМО, которая тоже участвовала.

В итоге мы сделали такие case studies по стереотипному восприятию мигрантов в России. Я была в то время волонтёром в интеграционном центре «Такие же дети» — это НКО, которое занимается с детьми беженцев и мигрантов, и таких историй знала много. На них мы, в общем-то, и построили проект.

Всего мы пробыли в Бостоне неделю — и каждый из этих 7 дней шли доклады американских исследователей по миграции. Там я услышала доклад на тему, о которой никогда раньше не задумывалась, а потом в Шанинке писала по ней эссе. О торговле людьми. Можно сказать, было полезно.


— Твоя тема диплома связана с... госконцертами?

Это моя гордость, с одной стороны, а с другой, не знаю, чем прикрыть. Однажды в День России я включила телевизор и наткнулась на концерт. Подумала: «Господи, какой кошмар..». Переключила канал, но мысли о патриотизме меня не отпускали. И я подумала: напишу-ка я про патриотизм!

Изначально у меня была идея посмотреть на трансформацию патриотической идеи до и после Крыма. Я была уверена, что на этих концертах обязательно должен быть заметен этот слом, до «крымнаш» и после него.

И я оказалась права! Мой научник Татьяна Вайзер поддержала меня, сказав «Ну слава богу, кто-то их изучит..», и разрешила выбрать эту тему. Только мы немного раздвинули временные границы: я планировала взять всего 2 года — 2013-й и 2014-й, а она сказала «Нет, надо смотреть на длительный период», так что мы взяли с 2011-го по 2018-й, то есть с начала третьего путинского срока и до сих пор.

То, что я увидела, меня просто потрясло. Я не рассчитывала, что будет настолько всё очевидно.


— А как формально называлось исследование?

«Государственные концерты ко Дню России в конструировании патриотической идеи».

Выяснилось, что вплоть до 2014-го года всё было довольно оптимистично: было Сколково, была Олимпиада 2014, был чемпионат мира по футболу, к которому мы шли. Со сцены об этом говорилось постоянно — я сравнивала концерты с речами президента на прямых линиях и на Валдае.


— Но на концертах ты же не песни анализировала..?

Песни тоже. Но, например, Пелагея, которая поёт «Валенки», — это не совсем то. На концертах есть такая тема, что все участники в какой-то момент собираются на сцене и поют написанную конкретно под это мероприятие песню. А потом гимн. И сначала всё было очень позитивно: Россия — молодец, у нас впереди великое научное будущее, мы придём туда с Европой, Америкой, всё будет здорово.

А в 2013-м году внезапно началась история с духовными скрепами. То есть буквально в один момент — ба-бах! — и уже все в кокошниках. Уже был акцент на этничности и всё такое.

Потом случился 2014 год — московский концерт в День России не показывали по федеральным каналам, а показывали тот, что был в Ялте. И там был уже невыносимый акцент на этничность: весь концерт был посвящён тому, что Россия — мультиэтничная страна, при этом сюда красной нитью вплеталась русская культура, которая очень выборочно составлялась из кокошников, Надежды Бабкиной, каких-то прибауток и т.п.

Про чемпионат, Сколково, про будущее с этого момента не говорили ни слова!


— Будущее закончилось, началось прошлое.

Оно не то, что закончилось, оно просто растворилось! А настоящее превратилось в непреходящее прошлое. И это прошлое постоянно углублялось: если раньше оно было представлено Великой Отечественной, то теперь Великая Отечественная чудесным образом связывалась с князем Владимиром, например.


«Внезапно началась история с духовными скрепами. То есть буквально в один момент — ба-бах! — и уже все в кокошниках»


— Ты думаешь, таким образом готовили почву в культурном поле? Или это развивалось параллельно с политическими событиями?

Я думаю, что оно дублировало политические события. Это одна из идей моего диплома: я пыталась доказать, что эти концерты в максимально доступном виде объясняют людям политическую повестку и легитимируют действия правительства. Почему мы так поступаем? Потому что мы вот такие. А какие? Мы — кокошники, мы — медведи, мы — батюшка с крестом.


— Перенесёмся снова в приятную Францию. Что за история про интервью о Горбачёве для французского телевидения?

За это надо поблагодарить Василия Павловича Жаркова, который осенью 3 курса пригласил нас на презентацию книги Горбачёва «Остаюсь оптимистом» в книжном магазине «Москва». Он был почётным гостем и решил на взять с собой.

Горбачёв сам презентовал книгу, подписывал и пр. Мы 3 часа стояли в очереди, а вокруг нас вертелись журналисты — российские, французские, английские. К нам подошли французские с TV5 Monde. Они начали говорить с нами на английском, а я зачем-то ляпнула, что говорю по-французски. И интервью продолжилось на французском.

Это была самая стрессовая ситуация 3 курса. Надо было хотя бы для себя сформулировать, что для меня значит Горбачёв и что я вообще тут делаю, а во-вторых, высказать это по-французски. Но я вроде как справилась.


— И даже выиграла потом конкурс коротких историй на французском языке издательства Didier.

Да, я в соцсетях часто пишу такие короткие заметки со своими идеями или наблюдениями, которые обычно нравятся моим подписчикам. И там была заметка, воспоминание с первого курса: я была влюблена в одного человека, с которым часто пересекалась, возвращаясь с учёбы в Шанинке. И всё рассчитывала так, чтобы мы могли снова встретиться.

В той заметке я описала свои чувства перед этими встречами. Мне, в общем-то, не так важна была встреча, как чувство окрылённости перед ней. Это была одна из самых популярных историй на моей странице, и я её перевела на французский.


— А почему эта история наделена для тебя такой магией?

На самом деле это не сюжетная история, у которой есть начало и конец. Это такой скриншот моего эмоционального фона на то время. На самом деле я пыталась быть похожей на одну короткометражку Тыквера, которого очень люблю, в альманахе «Париж, я люблю тебя». Мне понравился там способ повествования — такими короткими предложениями, как бы флэшбеки. Это совпадало с моими ощущениями: одно длительное мгновенье, разбитое на множество эпизодов. Я пыталась это повторить в своём рассказе, ну и, видимо, получилось.

Не знаю, что случилось с этой историей в издательстве. Меня поразило только то, что я могу адекватно написать что-то по-французски, и это потом выиграет какой-то литературный конкурс.


— После школы, в 17 лет, многим ещё сложно что-то про себя понять. У тебя в ВК встречается такая формулировка, что ты «хотела изучать современность». Желание изучать современность звучит как уже осмысленная формула. А что стояло за этим желанием, почему тебя так интересовала эта самая современность?

Если честно, я просто помню, как сижу на истории, смотрю на обложку атласа и вижу небоскрёбы то ли Куала-Лумпура, то ли Дубаи. Мы изучали античность, но эти небоскрёбы казались мне намного привлекательнее. Я всё ждала, когда же мы перейдём к тому, что сейчас. То есть это было образное предпочтение: мне больше нравится эта картинка, чем та.

Но постепенно оно наполнилось смыслом. Современность была интересна не из-за каких-то политических событий — на самом деле меня всегда удивляли люди, которые уже на первом курсе хорошо разбирались в политике и могли аргументированно отстоять свою позицию. Мне казалось, что то, что говорят в новостях, тоже своего рода скриншот. Это далеко не всё. Хотелось понимать, что вокруг этого.

И казалось, что, когда мы начнём изучать современность, это будет похоже на фильм Minority report — связи через время, из прошлого в будущее. То есть представление о современном у меня было таким, будто его не существует, это просто следствие прошлых событий.


«Политика — то, что пронизывает все слои общества вне зависимости от того, понимает это человек или нет. От того, как нищий договорился с нищим складываются решения на самом верху»


— Ты сказала про людей, которые тебя удивляют тем, что на первом курсе уже хорошо разбираются в политике — в Шанинке такие есть?

Конечно. Половина моей группы — очень классные ребята, которые шли на слово «политика», когда выбирали программу.


— Ты сейчас работаешь с первокурсниками, там есть такие ребята?

Есть, их видно. Это вполне осознанные молодые люди, которые понимают, зачем сюда поступили. Есть и такие, которые не очень понимают, но надеюсь, скоро поймут. Потому что я помню свои ощущения на первом курсе: мне сейчас непонятно, что происходит, но, наверное, я скоро пойму.

Когда у нас начинался курс политологии, нас попросили написать, что такое политика в нашем представлении. Все стали писать, что это новости или люди в костюмах, которые принимают решения. Это как бы не про нас.

А потом мы начинаем обсуждать вполне практические вопросы, которые мы решаем для себя каждый день. Мне поступить так или так? А почему так? Потому, что я сам этого хочу, или потому, что так все поступают? И ты понимаешь, что политика — это любое твоё решение.

Когда мне было 12, был такой многосерийный фильм по книге Кена Фоллета «Столпы Земли» — средневековая история о том, как строили собор. Он интересно завязан на персонажах: кто к кому пошёл, как с кем договорился. Там была фраза «Политика — это сделка между нищими». Я поняла, что она значит только теперь.

Политика — то, что пронизывает все слои общества вне зависимости от того, понимает это человек или нет. От того, как нищий договорился с нищим складываются решения на самом верху.


— Есть, кстати, и про политику вопрос. Полтора года назад ты писала: «Нам отказали в аккредитации. Не подходим мы под стандарты. Под такие стандарты, где непонятно, что прочитал, не подходим! Только у нас другие стандарты — мы определяем качество не формулировками, а реальной работой и реальными знаниями». Что, по-твоему, представляет из себя эта работа студента в Шанинке?

Ну, она заключается во многом. Например, все наши экзамены представляют собой какую-то рефлексию на заданную тему. Это не то же самое, что приходишь, тянешь билет и начинаешь придумывать ответ. Чтобы что-то написать, нужно правда что-то понимать. И невозможно сдать шанинские экзамены, если ты приходишь нулевым. Можно поразмышлять на заданную тему, но это будет не то же самое.

Работа заключается в том, что ты постоянно думаешь на эту тему. У меня так часто бывало, что выходишь с семинара, едешь в метро — и прокручиваешь это в голове, обдумываешь какой-то тезис, который зацепил тебя на семинаре. То есть работаешь.

В конце концов ты садишься писать эссе или приходишь на экзамен с какой-то наработкой, у тебя есть идея. В этом плане шанинская работа — очень творческая. Ты понимаешь, что тебе интересно и что с этим делать, чтобы это заинтересовало других. Чтобы это сделать, нужен фантастический труд. Большой респект тем, кто чего-то добивается на этом пути.

Оглядываясь назад, у нас ведь многие ушли со второго курса. Это был не их формат — они привыкли учить к цели. В Шанинке нельзя выучить, а на следующий день забыть. Это либо то, к чему ты сам пришёл, либо ты к этому просто не пришёл.

 
[~DETAIL_TEXT] =>
Лучший студент бакалавриата 2019 Алина Петрова — об учёбе на «Мировой политике» в Шанинке
  
На минувшей церемонии вручения дипломов преподаватели и деканы МВШСЭН назвали выпускницу программы «Мировая политика» Алину Петрову лучшей студенткой на потоке.

Выяснили у Алины, как этого добиться, где жить во время зарубежных стажировок, чем отличаются студенты Шанинки, сумевшие удержаться в университете после 2 курса, и что могут сказать о стране патриотические концерты в День России.




— Итак, для тех, кто только начинает учиться в Шанинке: что нужно сделать, чтобы стать лучшим бакалавром?

Мне кажется, я не делала ничего специального — писала эссе на темы, которые мне были интересны, выполняла ДЗ. Так сложилось, что меня хорошо оценивали, и это давало стимул делать что-то дальше. И я очень тронута тем, что меня наградили такой статусной штукой за то, что я делаю обычно.

Когда мы стали учиться в Шанинке на 2 курсе (первый год мы провели на программе Liberal Arts в РАНХиГС, общей для всех специальностей британского бакалавриата), мне казалось, я далеко на самая сильная — в группе были очень талантливые и целеустремлённые ребята гораздо сильнее и трудоспособнее меня.

Это был такой переломный этап — казалось, что ты студент по-новой: нужно было ломать себя, подстраивать под манчестерский стандарт, под академическую реальность. Мне это давалось тяжело, особенно когда те, с кем я общалась больше всего, решили поменять специальность. Я тогда не была уверена, правильно ли поступила, и вообще тяжело, а тут меня ещё все бросили. Так что первый год в Шанинке прошёл тяжело, а потом дело пошло — и вот я лучший слушатель.

Мне кажется, в итоге мне просто повезло, потому что, пока я училась, лучшей я себя совсем не ощущала.


— Но есть же, наверное, формальные критерии..?

Есть, конечно: средний балл не ниже 75, без троек и пр. Плюс оценивается class presentation, внеучебная деятельность. У нас на потоке было всего две специальности — «Мировая политика» и «Менеджмент креативных проектов». Вместе нас училось человек 15 в общей сложности — к 4 курсу осталось 12. Так что выбор у преподавателей был не особенно большой.

Лучший студент бакалавриата 2019 Алина Петрова
  
— Многие из тех, кто интересуется учёбой в Шанинке, переживают, что они со своим школьным английским не смогут поступить или им будет сложно потом учиться. Расскажи о своём погружении в обучение на английском, каким ты его помнишь.

Это тяжело. Одно дело читать тексты для IELTS, другое — читать Гоббса в оригинале. То есть нужен какой-то навык, привычка высматривать в тексте нужную информацию. Это трудно даётся до тех пор, пока не понимаешь, как в принципе устроен академический текст. В этом плане очень помогает курс академического письма.

В целом, нам повезло с преподавателями по английскому — так или иначе, мы выходили от них с каким-то новым навыком, который здорово потом помогал. То же академическое письмо тяжело давалось всей группе. Но мы эту структуру написания запомнили так, что теперь любой текст — даже русский — автоматически проверяем по ней.


— Ну, то есть ты учишься как-то излагать свои мысли или просто расширяешь словарный запас?

Одно связано с другим. Как только понимаешь, как это работает, автоматически начинаешь думать иначе. А как только это происходит, и писать сразу легче, и учиться интереснее, потому что языковой барьер пройден, и все оказываются как бы в одной среде.


«Обучение на английском — это тяжело. Одно дело читать тексты для IELTS, другое — Гоббса в оригинале»


— Допустим, я поступаю в Шанинку. И мне говорят, что академическое чтение или письмо очень поможет мне в плане языка. А я вообще не представляю, что это такое. Можно в нескольких словах объяснить, что это?

Это как физкультура, только для мозга. Надо регулярно заставлять себя говорить по-другому. В каком-то смысле это изучение языка — русского в том числе: академическое чтение у нас было не только по-английски, но и по-русски. Научиться говорить по-научному и в принципе строить свою мысль так, чтобы она была понятна читателю, а не только тебе одному — это то, что получается после курсов академического чтения и письма.

Ты хорошо знаешь язык тогда, когда можешь структурированно выражаться на нём. У меня всегда был сильный английский, но в Шанинке он стал совсем хорошим.


— Поэтому ты захотела выучить ещё арабский язык и фарси...

Это моя большая и недоступная любовь. Так сложилось, что языки, на которых мне хочется разговаривать, я, наверное, выучу нескоро. Потому что больше они никому не нужны. Это арабский, фарси и хинди.

Как могу, я их своими силами осваиваю, но всё упирается в вопрос «Зачем?». Мои преподаватели, родственники и друзья говорят, что любой язык нужен для чего-то, язык — это инструмент, его нужно использовать. Я согласна с этим только отчасти, потому что для меня язык — явление прекрасное само по себе. И если мне нравится язык, это вполне себе повод, чтобы выучить его. Многим людям нравится итальянский — они учат итальянский, мне нравится фарси — я учу фарси.

Лучший студент бакалавриата 2019 Алина Петрова
  
Конечно, в этих языках меня привлекает некая экзотика, потому что там совсем другая письменность, другая фонетика, не похожая на то, что мы обычно учим в школе или вузе. Это не романские языки, а что-то совсем с другой планеты.

Но когда я сказала маме, что хочу учить арабский, мне сказали «Учи французский!». И я пошла на французский — так легче было решить проблему. Вопрос на самом деле был чисто практический: что ты будешь делать с арабским языком? Это то же самое, что учить китайский язык в академии — аплодирую тем, кто выбирает учить его, потому что они подписываются под тем, что будут делать что-то дополнительно, чтобы выйти хоть с какими-то знаниями. Чтобы выучить китайский за 4 года, нужно очень хорошо работать над собой. Времени учебных пар в университете не достаточно. То же самое с арабским: времени мало, ресурсов мало, практики ещё меньше.


«Многим людям нравится итальянский — они учат итальянский, мне нравится фарси — я учу фарси»


— Ты писала, что за время учёбы в Шанинке объездила всю Великобританию и Францию. Это такое художественное преувеличение? Или это произошло за время учебных стажировок?

За время в Шанинке я была в Англии два раза: после первого и после третьего курса. В первую стажировку я не особо покаталась по стране, потому что было много учёбы. Но хорошо осмотрела Манчестер. А на второй стажировке у нас было больше свободного времени и хотелось увидеть что-то кроме Манчестера — это город в принципе небольшой, можно обойти за неделю. Мы съездили в Йорк, Ливерпуль, кто-то был в Эдинбурге, в Лидсе, в национальном парке Lake District — абсолютно восхитительное место в горах, с озёрами, где вода, как на картине просто.

 
Но французская стажировка запомнилась мне ярче всего, потому что это был совершенно новый опыт. Я привыкла, что за границей говорю по-английски. А здесь была установка, что ты в тех же условиях, что остальные, и я понимала, что не могу чего-то сказать. Но поскольку все вокруг меня — студенты — чувствовали то же самое, это как-то объединяло.

Там мы тоже посмотрели много маленьких французских городков. Одно из самых ярких впечатлений — музей кинодекораций в Лионе. Я очень люблю фильм «Парфюмер», и весь первый этаж там — декорации из «Парфюмера»: я, конечно, там просто потерялась.


— То есть две английских стажировки и одна французская. Первая английская — после первого курса, она языковая. Вторая английская...

После 3 курса, это уже профессиональная стажировка — мы ездили вместе с магистрами, там был дизайн исследовательской работы. Нас учили, как составить свой текст так, чтобы он был читабельным и получал хорошие оценки.

Французская была после 2 курса, это тоже была языковая стажировка — и думаю, она прошла бы не так классно, если бы я не жила в семье. Тут я осознанно выбрала жить в семье.


— А там можно выбрать?

Да. Моя подруга жила в общежитии, а я — в семье. И это были два совершенно разных опыта. Мы с моей мадам Рифф каждый вечер вели душевные разговоры обо всём на свете. Была домашняя еда, французская кухня — всё замечательно, в общем. А моя подруга узнала Францию с другой стороны, самостоятельно-бытовой: куда ходить, на каком рынке и у кого выгоднее покупать, как устроен самостоятельный быт во Франции. Я к ней каждый раз ходила, как на экскурсию.


— Что за семьи, которые там принимают студентов?

О, это на самом деле очень крутые люди! Виши́ — маленький город, население всего 25 000 человек. Молодёжь, естественно, уезжает — перспектив там не так много. Но их родители остаются, в том числе ради таких студентов, как мы, которые летом приезжают учиться в Кавилам — это школа, которая находится в Виши́.

Летом город оживает: там студенты, фестивали, кипит жизнь. Зимой, как я понимаю, там никого нет.

И эти люди приезжают летом в Виши́, сдают квартиры студентам, общаются с ними. А зимой уезжают туда, где у них работа.


«Мы с мадам Рифф каждый вечер вели душевные разговоры обо всём на свете. Была домашняя еда, французская кухня — всё замечательно, в общем. К своей подруге в общежитие я ходила, как на экскурсию»


Надо сказать, Виши́ — маленький, но очень атмосферный город: вечером идёшь — звон посуды в ресторанах, едой пахнет, река течёт, вообще никого нет. Прекрасно.

Алина Петрова
  

— Ещё, как мы поняли, ты была в американском Университете Тафтса. Самостоятельно или тоже от Шанинки?

Я увидела анонс, что в Бостоне будет конференция по миграции, а это одна из тем, которыми я занимаюсь. Был конкурс, надо было что-то написать, потом собеседование — его проводил Марк Симон, шанинский преподаватель, специалист по теме миграции.

Сначала нас было человек 15, потом половина отсеялась, а потом из второй половины выбрали нас четверых. Надо было сделать проект по миграции в России — с одной стороны, описать что-то максимально широко, потому что это должен быть обзор ситуации в стране. А с другой, был риск повториться темами с командой из МГИМО, которая тоже участвовала.

В итоге мы сделали такие case studies по стереотипному восприятию мигрантов в России. Я была в то время волонтёром в интеграционном центре «Такие же дети» — это НКО, которое занимается с детьми беженцев и мигрантов, и таких историй знала много. На них мы, в общем-то, и построили проект.

Всего мы пробыли в Бостоне неделю — и каждый из этих 7 дней шли доклады американских исследователей по миграции. Там я услышала доклад на тему, о которой никогда раньше не задумывалась, а потом в Шанинке писала по ней эссе. О торговле людьми. Можно сказать, было полезно.


— Твоя тема диплома связана с... госконцертами?

Это моя гордость, с одной стороны, а с другой, не знаю, чем прикрыть. Однажды в День России я включила телевизор и наткнулась на концерт. Подумала: «Господи, какой кошмар..». Переключила канал, но мысли о патриотизме меня не отпускали. И я подумала: напишу-ка я про патриотизм!

Изначально у меня была идея посмотреть на трансформацию патриотической идеи до и после Крыма. Я была уверена, что на этих концертах обязательно должен быть заметен этот слом, до «крымнаш» и после него.

И я оказалась права! Мой научник Татьяна Вайзер поддержала меня, сказав «Ну слава богу, кто-то их изучит..», и разрешила выбрать эту тему. Только мы немного раздвинули временные границы: я планировала взять всего 2 года — 2013-й и 2014-й, а она сказала «Нет, надо смотреть на длительный период», так что мы взяли с 2011-го по 2018-й, то есть с начала третьего путинского срока и до сих пор.

То, что я увидела, меня просто потрясло. Я не рассчитывала, что будет настолько всё очевидно.


— А как формально называлось исследование?

«Государственные концерты ко Дню России в конструировании патриотической идеи».

Выяснилось, что вплоть до 2014-го года всё было довольно оптимистично: было Сколково, была Олимпиада 2014, был чемпионат мира по футболу, к которому мы шли. Со сцены об этом говорилось постоянно — я сравнивала концерты с речами президента на прямых линиях и на Валдае.


— Но на концертах ты же не песни анализировала..?

Песни тоже. Но, например, Пелагея, которая поёт «Валенки», — это не совсем то. На концертах есть такая тема, что все участники в какой-то момент собираются на сцене и поют написанную конкретно под это мероприятие песню. А потом гимн. И сначала всё было очень позитивно: Россия — молодец, у нас впереди великое научное будущее, мы придём туда с Европой, Америкой, всё будет здорово.

А в 2013-м году внезапно началась история с духовными скрепами. То есть буквально в один момент — ба-бах! — и уже все в кокошниках. Уже был акцент на этничности и всё такое.

Потом случился 2014 год — московский концерт в День России не показывали по федеральным каналам, а показывали тот, что был в Ялте. И там был уже невыносимый акцент на этничность: весь концерт был посвящён тому, что Россия — мультиэтничная страна, при этом сюда красной нитью вплеталась русская культура, которая очень выборочно составлялась из кокошников, Надежды Бабкиной, каких-то прибауток и т.п.

Про чемпионат, Сколково, про будущее с этого момента не говорили ни слова!


— Будущее закончилось, началось прошлое.

Оно не то, что закончилось, оно просто растворилось! А настоящее превратилось в непреходящее прошлое. И это прошлое постоянно углублялось: если раньше оно было представлено Великой Отечественной, то теперь Великая Отечественная чудесным образом связывалась с князем Владимиром, например.


«Внезапно началась история с духовными скрепами. То есть буквально в один момент — ба-бах! — и уже все в кокошниках»


— Ты думаешь, таким образом готовили почву в культурном поле? Или это развивалось параллельно с политическими событиями?

Я думаю, что оно дублировало политические события. Это одна из идей моего диплома: я пыталась доказать, что эти концерты в максимально доступном виде объясняют людям политическую повестку и легитимируют действия правительства. Почему мы так поступаем? Потому что мы вот такие. А какие? Мы — кокошники, мы — медведи, мы — батюшка с крестом.


— Перенесёмся снова в приятную Францию. Что за история про интервью о Горбачёве для французского телевидения?

За это надо поблагодарить Василия Павловича Жаркова, который осенью 3 курса пригласил нас на презентацию книги Горбачёва «Остаюсь оптимистом» в книжном магазине «Москва». Он был почётным гостем и решил на взять с собой.

Горбачёв сам презентовал книгу, подписывал и пр. Мы 3 часа стояли в очереди, а вокруг нас вертелись журналисты — российские, французские, английские. К нам подошли французские с TV5 Monde. Они начали говорить с нами на английском, а я зачем-то ляпнула, что говорю по-французски. И интервью продолжилось на французском.

Это была самая стрессовая ситуация 3 курса. Надо было хотя бы для себя сформулировать, что для меня значит Горбачёв и что я вообще тут делаю, а во-вторых, высказать это по-французски. Но я вроде как справилась.


— И даже выиграла потом конкурс коротких историй на французском языке издательства Didier.

Да, я в соцсетях часто пишу такие короткие заметки со своими идеями или наблюдениями, которые обычно нравятся моим подписчикам. И там была заметка, воспоминание с первого курса: я была влюблена в одного человека, с которым часто пересекалась, возвращаясь с учёбы в Шанинке. И всё рассчитывала так, чтобы мы могли снова встретиться.

В той заметке я описала свои чувства перед этими встречами. Мне, в общем-то, не так важна была встреча, как чувство окрылённости перед ней. Это была одна из самых популярных историй на моей странице, и я её перевела на французский.


— А почему эта история наделена для тебя такой магией?

На самом деле это не сюжетная история, у которой есть начало и конец. Это такой скриншот моего эмоционального фона на то время. На самом деле я пыталась быть похожей на одну короткометражку Тыквера, которого очень люблю, в альманахе «Париж, я люблю тебя». Мне понравился там способ повествования — такими короткими предложениями, как бы флэшбеки. Это совпадало с моими ощущениями: одно длительное мгновенье, разбитое на множество эпизодов. Я пыталась это повторить в своём рассказе, ну и, видимо, получилось.

Не знаю, что случилось с этой историей в издательстве. Меня поразило только то, что я могу адекватно написать что-то по-французски, и это потом выиграет какой-то литературный конкурс.


— После школы, в 17 лет, многим ещё сложно что-то про себя понять. У тебя в ВК встречается такая формулировка, что ты «хотела изучать современность». Желание изучать современность звучит как уже осмысленная формула. А что стояло за этим желанием, почему тебя так интересовала эта самая современность?

Если честно, я просто помню, как сижу на истории, смотрю на обложку атласа и вижу небоскрёбы то ли Куала-Лумпура, то ли Дубаи. Мы изучали античность, но эти небоскрёбы казались мне намного привлекательнее. Я всё ждала, когда же мы перейдём к тому, что сейчас. То есть это было образное предпочтение: мне больше нравится эта картинка, чем та.

Но постепенно оно наполнилось смыслом. Современность была интересна не из-за каких-то политических событий — на самом деле меня всегда удивляли люди, которые уже на первом курсе хорошо разбирались в политике и могли аргументированно отстоять свою позицию. Мне казалось, что то, что говорят в новостях, тоже своего рода скриншот. Это далеко не всё. Хотелось понимать, что вокруг этого.

И казалось, что, когда мы начнём изучать современность, это будет похоже на фильм Minority report — связи через время, из прошлого в будущее. То есть представление о современном у меня было таким, будто его не существует, это просто следствие прошлых событий.


«Политика — то, что пронизывает все слои общества вне зависимости от того, понимает это человек или нет. От того, как нищий договорился с нищим складываются решения на самом верху»


— Ты сказала про людей, которые тебя удивляют тем, что на первом курсе уже хорошо разбираются в политике — в Шанинке такие есть?

Конечно. Половина моей группы — очень классные ребята, которые шли на слово «политика», когда выбирали программу.


— Ты сейчас работаешь с первокурсниками, там есть такие ребята?

Есть, их видно. Это вполне осознанные молодые люди, которые понимают, зачем сюда поступили. Есть и такие, которые не очень понимают, но надеюсь, скоро поймут. Потому что я помню свои ощущения на первом курсе: мне сейчас непонятно, что происходит, но, наверное, я скоро пойму.

Когда у нас начинался курс политологии, нас попросили написать, что такое политика в нашем представлении. Все стали писать, что это новости или люди в костюмах, которые принимают решения. Это как бы не про нас.

А потом мы начинаем обсуждать вполне практические вопросы, которые мы решаем для себя каждый день. Мне поступить так или так? А почему так? Потому, что я сам этого хочу, или потому, что так все поступают? И ты понимаешь, что политика — это любое твоё решение.

Когда мне было 12, был такой многосерийный фильм по книге Кена Фоллета «Столпы Земли» — средневековая история о том, как строили собор. Он интересно завязан на персонажах: кто к кому пошёл, как с кем договорился. Там была фраза «Политика — это сделка между нищими». Я поняла, что она значит только теперь.

Политика — то, что пронизывает все слои общества вне зависимости от того, понимает это человек или нет. От того, как нищий договорился с нищим складываются решения на самом верху.


— Есть, кстати, и про политику вопрос. Полтора года назад ты писала: «Нам отказали в аккредитации. Не подходим мы под стандарты. Под такие стандарты, где непонятно, что прочитал, не подходим! Только у нас другие стандарты — мы определяем качество не формулировками, а реальной работой и реальными знаниями». Что, по-твоему, представляет из себя эта работа студента в Шанинке?

Ну, она заключается во многом. Например, все наши экзамены представляют собой какую-то рефлексию на заданную тему. Это не то же самое, что приходишь, тянешь билет и начинаешь придумывать ответ. Чтобы что-то написать, нужно правда что-то понимать. И невозможно сдать шанинские экзамены, если ты приходишь нулевым. Можно поразмышлять на заданную тему, но это будет не то же самое.

Работа заключается в том, что ты постоянно думаешь на эту тему. У меня так часто бывало, что выходишь с семинара, едешь в метро — и прокручиваешь это в голове, обдумываешь какой-то тезис, который зацепил тебя на семинаре. То есть работаешь.

В конце концов ты садишься писать эссе или приходишь на экзамен с какой-то наработкой, у тебя есть идея. В этом плане шанинская работа — очень творческая. Ты понимаешь, что тебе интересно и что с этим делать, чтобы это заинтересовало других. Чтобы это сделать, нужен фантастический труд. Большой респект тем, кто чего-то добивается на этом пути.

Оглядываясь назад, у нас ведь многие ушли со второго курса. Это был не их формат — они привыкли учить к цели. В Шанинке нельзя выучить, а на следующий день забыть. Это либо то, к чему ты сам пришёл, либо ты к этому просто не пришёл.

 
[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => [~PREVIEW_TEXT] => [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [PREVIEW_PICTURE] => [~PREVIEW_PICTURE] => [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 4530 [~EXTERNAL_ID] => 4530 [IBLOCK_TYPE_ID] => content [~IBLOCK_TYPE_ID] => content [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => 4 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => 4 [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 14.12.2019 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [FIELDS] => Array ( ) [PROPERTIES] => Array ( [PROGRAM] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2013-11-14 12:01:39 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Программа [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PROGRAM [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 6 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => A [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => Array ( [0] => 15972 ) [VALUE] => Array ( [0] => 11 ) [DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [0] => 11 ) [~DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [~NAME] => Программа [~DEFAULT_VALUE] => ) [VIDEO] => Array ( [ID] => 11 [TIMESTAMP_X] => 2012-09-13 14:55:43 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Видео [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => VIDEO [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 10 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 11 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Видео [~DEFAULT_VALUE] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( [PROGRAM] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2013-11-14 12:01:39 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Программа [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PROGRAM [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 6 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => A [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => Array ( [0] => 15972 ) [VALUE] => Array ( [0] => 11 ) [DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [0] => 11 ) [~DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [~NAME] => Программа [~DEFAULT_VALUE] => [DISPLAY_VALUE] => Международная политика [LINK_ELEMENT_VALUE] => ) ) ) [1] => Array ( [ID] => 4521 [~ID] => 4521 [IBLOCK_ID] => 4 [~IBLOCK_ID] => 4 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => Лекция Пьетро Шакаряна "Ереван 1954, или Армянский реформатор в Кремле Хрущева: Анастас Микоян и Десталинизация в СССР" пройдет в Шанинке 20 декабря [~NAME] => Лекция Пьетро Шакаряна "Ереван 1954, или Армянский реформатор в Кремле Хрущева: Анастас Микоян и Десталинизация в СССР" пройдет в Шанинке 20 декабря [ACTIVE_FROM] => 06.12.2019 [~ACTIVE_FROM] => 06.12.2019 [DETAIL_PAGE_URL] => /about/news/4521/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /about/news/4521/ [DETAIL_TEXT] =>
20 дек.jpg

Эта презентация о речи советского государственного деятеля А. И. Микояна 11 марта 1954 года в столице Армении Ереване, и его значительная роль во всесоюзном процессе десталинизации и в формулировании новой советской национальной политики во времена хрущевской оттепели.  В своем выступлении Микоян призвал к реабилитации поэта Егише Чаренца, жертву сталинских репрессий, и призвал к более гибкому отношению к самовыражению национальностей в СССР. За два года до знаменитой речи Н. С. Хрущева, осудившего Сталина на XX съезде КПСС, Микоян уже предпринял конкретные шаги – как всегда «между каплями дождя» – по десталинизации советского государства. Кроме того, речь подчеркнула его убежденность в том, что этническое и конфессиональное разнообразие СССР – это его потенциальная сила, которую следует учитывать, а не опасность, которую необходимо подавлять.

Пьетро А. Шакарян – американский исследователь из Кливленда и аспирант по историческим наукам в Университете штата Огайо. Эксперт по России, Евразии и Кавказу. Получил степень магистра в исследованиях России, Восточной Европы и Евразии в Мичиганском университете в Энн-Арборе.  Статьи, посвященные России и бывшему СССР, публикуются в изданиях «The Nation», «The Plain Dealer» и РСМД.  Он опубликовал критические издания о путешествиях по Кавказу Фридриха Паррота и барона Августа фон Гакстгаузена 19-го века. У него есть подкаст о России и постсоветском пространстве, и он взял интервью у многих известных личностей, таких как Владимир Познер и Сергей Хрущев.
 
Время проведения: 20 декабря, 19:00
Место проведения: Газетный пер., 3-5, стр.1, ауд. 514

Необходима предварительная регистрация:

[~DETAIL_TEXT] =>
20 дек.jpg

Эта презентация о речи советского государственного деятеля А. И. Микояна 11 марта 1954 года в столице Армении Ереване, и его значительная роль во всесоюзном процессе десталинизации и в формулировании новой советской национальной политики во времена хрущевской оттепели.  В своем выступлении Микоян призвал к реабилитации поэта Егише Чаренца, жертву сталинских репрессий, и призвал к более гибкому отношению к самовыражению национальностей в СССР. За два года до знаменитой речи Н. С. Хрущева, осудившего Сталина на XX съезде КПСС, Микоян уже предпринял конкретные шаги – как всегда «между каплями дождя» – по десталинизации советского государства. Кроме того, речь подчеркнула его убежденность в том, что этническое и конфессиональное разнообразие СССР – это его потенциальная сила, которую следует учитывать, а не опасность, которую необходимо подавлять.

Пьетро А. Шакарян – американский исследователь из Кливленда и аспирант по историческим наукам в Университете штата Огайо. Эксперт по России, Евразии и Кавказу. Получил степень магистра в исследованиях России, Восточной Европы и Евразии в Мичиганском университете в Энн-Арборе.  Статьи, посвященные России и бывшему СССР, публикуются в изданиях «The Nation», «The Plain Dealer» и РСМД.  Он опубликовал критические издания о путешествиях по Кавказу Фридриха Паррота и барона Августа фон Гакстгаузена 19-го века. У него есть подкаст о России и постсоветском пространстве, и он взял интервью у многих известных личностей, таких как Владимир Познер и Сергей Хрущев.
 
Время проведения: 20 декабря, 19:00
Место проведения: Газетный пер., 3-5, стр.1, ауд. 514

Необходима предварительная регистрация:

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => [~PREVIEW_TEXT] => [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [PREVIEW_PICTURE] => [~PREVIEW_PICTURE] => [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 4521 [~EXTERNAL_ID] => 4521 [IBLOCK_TYPE_ID] => content [~IBLOCK_TYPE_ID] => content [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => 4 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => 4 [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 06.12.2019 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [FIELDS] => Array ( ) [PROPERTIES] => Array ( [PROGRAM] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2013-11-14 12:01:39 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Программа [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PROGRAM [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 6 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => A [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => Array ( [0] => 15946 ) [VALUE] => Array ( [0] => 11 ) [DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [0] => 11 ) [~DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [~NAME] => Программа [~DEFAULT_VALUE] => ) [VIDEO] => Array ( [ID] => 11 [TIMESTAMP_X] => 2012-09-13 14:55:43 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Видео [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => VIDEO [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 10 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 11 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Видео [~DEFAULT_VALUE] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( [PROGRAM] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2013-11-14 12:01:39 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Программа [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PROGRAM [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 6 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => A [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => Array ( [0] => 15946 ) [VALUE] => Array ( [0] => 11 ) [DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [0] => 11 ) [~DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [~NAME] => Программа [~DEFAULT_VALUE] => [DISPLAY_VALUE] => Международная политика [LINK_ELEMENT_VALUE] => ) ) ) [2] => Array ( [ID] => 4425 [~ID] => 4425 [IBLOCK_ID] => 4 [~IBLOCK_ID] => 4 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => Политолог из Шанинки — о работе корреспондента на Ближнем Востоке [~NAME] => Политолог из Шанинки — о работе корреспондента на Ближнем Востоке [ACTIVE_FROM] => 20.09.2019 [~ACTIVE_FROM] => 20.09.2019 [DETAIL_PAGE_URL] => /about/news/4425/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /about/news/4425/ [DETAIL_TEXT] =>
Никита Смагин

Десятки лет со времени Исламской революции 1978 года Иран остаётся главным политическим пугалом западных демократий на Ближнем Востоке. Единственный корреспондент российского информационного агентства ТАСС в Иране Никита Смагин — выпускник программы «Международная политика» в Шанинке — рассказал, почему нынешний Иран демократичнее, чем монархический, и откуда в современных иранских семьях взялся русский самовар.




Главное, что меня привлекает и поражает в Иране: эта страна слишком многослойная — именно так, слишком. Столько вещей, которые противоречат друг другу, кажутся невозможными, здесь сочетаются.

Иран — первая в мире страна по количеству пользователей Telegram. Седьмая — по количеству пользователей инстаграма: это столько же, сколько в России, но население России в 2 раза больше — пропорциональная разница. Большая часть людей пользуется этими приложениями, чтобы коммуницировать, строить отношения и прочее. Я нахожусь в северной части Тегерана, богатой и гламурной, где исламские законы не всегда соблюдаются неукоснительно. При том километров за 30 отсюда уже есть деревни, где люди живут согласно вековым традиционным укладам.

Когда показывают фотографии иранских девушек в мини-юбках 1970-х гг. и сравнивают их с нынешними девушками в чадрах, это полная чушь — я уже не пытаюсь бороться с этим стереотипом. Девушек в мини-юбках в 1970-е было незначительное меньшинство, и жили они, скорее всего, в Тегеране. А большая часть страны так не жила — она жила абсолютно исламским образом. История о том, что была прекрасная светская страна, пришли исламисты и погрузили её в Средние века — это упрощение до искажения.

При шахе Иран был жёсткой диктатурой — это была однопартийная система с несвободными СМИ. А сейчас мы видим страну со сложной, многим непонятной, но явно не монолитной политической системой, где есть конкурентные выборы — и ты реально не знаешь, кто станет следующим президентом, кто будет сидеть в парламенте. При всех ограничениях, которые, безусловно, есть, Иран даже сложно назвать в полной мере авторитарным государством. Такой уникальной системы нет больше нигде.


Работа политическим аналитиком


Специалистов по Ирану раз, два и обчёлся — хороших ещё меньше. Коллеги в Российском совете по международным делам (РСМД) рассказывали, что, когда им нужно писать об Иране, это всегда головная боль: иранистов очень сложно найти, как будто их выжигали специально. Не столько даже специалистов, сколько людей, которые вообще им занимаются: Иран — одна из наиболее проблемных зон для аналитических центров.

Никита Смагин

Есть иранские кейсы, которые могут комментировать все подряд, особенно если следят за ситуацией в целом. Например, ядерная сделка (между Ираном и странами Евросоюза во главе с США) потому и важна, что имеет международное значение, и совсем необязательно быть специалистом по Ирану, чтобы давать по ней адекватную аналитику. Но что касается внутренней ситуации в республике — да и внешней, если рассматривать её глубже, — тут аналитиков, конечно, очень мало.

Наверняка есть страны, специалистов по которым ещё меньше. Если мы сейчас попытаемся найти такие, обязательно найдём. Вопрос в другом: за последние 15-20 лет Иран стал страной, которая очень часто возникает в новостях — и тенденция нарастает. Оказывается, что не самое популярное в плане подготовки специалистов направление оказывается очень востребованным. Аналитика нужна, а людей мало. Не говоря уже о том, что аналитики, как правило, не зарабатывают своим анализом: чаще всего для них это подработка для души.


Несбывшаяся магистратура и запуск СМИ об Иране


Я изучал арабский язык в РУДН, а по окончании университета просто не смог найти работу, связанную с языком. В то время в ВШЭ планировалось открытие двойной магистратуры, в России и Иордании — год здесь, год там. Но это должно было случиться через год — это время нужно было чем-то заниматься. Я устроился в интернет-издание газеты «Собеседник», но программа так и не открылась.

Можно было, конечно, пойти в другую магистратуру, но мне хотелось учиться и жить за границей. Я был подавлен, уволился из «Собеседника» — и в этот момент знакомая попросила меня посидеть на даче с котиком, пока её не будет. Неделю мы сидели с котом на даче, делать было нечего — я лазал по интернету и случайно наткнулся на набор в программу по персидскому языку в Российском новом университете.

Позвонил — меня взяли с ходу, потому что был недобор, и дальше я полгода учил персидский, потом отправился на 2 месяца в Иран. В Иране я сильно подтянул язык, и мне предложили работать в Культурном представительстве Исламской республики Иран в Москве.

Никита Смагин

Единственным источником информации о культуре и обществе Ирана на русском языке тогда был фэйсбук посла (предыдущего и нынешнего). Мы посмотрели семантику поисковых запросов — люди гуглят, ищут информацию об Иране. То есть ниша была не занята, и тогдашний глава культурного представительства предложил подумать над собственным СМИ. Так мы придумали проект «Иран сегодня», главредом которого я был следующие 3 года.

На пике у нас было 3 человека в штате, 4 внешних обозревателя и 100 000 уникальных посетителей в месяц. Проблема заключалась в том, что большинство из этих посетителей — около 60% — были не из России. Аудитория прирастала со стороны стран СНГ: Азербайджан, Армения, Туркменистан, Узбекистан — Средняя Азия и Кавказ. Объяснить это просто: интерес к Ирану есть у стран либо граничащих с ним, либо культурно близких ему. В Таджикистане, к примеру, фактически говорят на том же языке.

А людям в России Иран не интересен. Не то чтобы они к нему плохо относятся, скорее, просто равнодушны.

Через некоторое время проект решили заморозить — в этот момент я и ушёл в ТАСС.


Работа в ТАСС


Я единственный на весь Иран корреспондент ТАСС. Моя задача в первую очередь журналистская — писать новости. Во вторую — делать интервью и прочие эксклюзивные вещи: репортажи, видео.

Специфика работы информационщика в том, что ты должен хорошо понимать, к чему кто что говорит. Новость, как правило, заключается в 3-4 цитатах какого-то спикера. Но ты должен понимать предысторию, к чему это говорится, вот что важно. Если брать, к примеру, нашумевшую ядерную сделку, только в ней уже десятки сюжетов: нужно все их вспомнить и быстро реагировать на то, что происходит в текущий момент — в этом основная сложность.

Никита Смагин и глава мусульманской общины в Лондоне

К Ирану приковано особое внимание, у меня не было ни одного дня, чтобы новостей не было вообще, и ни дня, чтобы была всего одна новость. Постоянно что-то происходит. Я комментирую политические события, связанные с Ираном, для Московского Центра Карнеги, РБК, «Известий», других медиа. И готовлю аналитику по Ирану для Российского совета по международным делам при МИДе. Плюс есть внутренняя аналитика ТАСС, которая идёт не на сайт агентства, а, скажем так, для госпользования.


О сходстве и различиях России и Ирана


На самом деле между Россией и Ираном не так много общего, хотя последние 200 лет у нас богатая история взаимоотношений. Страны находятся не так далеко друг от друга — значительную часть времени мы были пограничными государствами. Основным сближающим моментом между нами оказывается политика. Но несмотря на то, что в связи с политическим сближением некоторые утверждают, что мы очень похожи, это не так — социально, культурно, ментально мы далеки друг от друга.

В России интереса к Ирану, к его культуре, практически нет. Когда говорят о Востоке, вспоминают Турцию, Японию с Курилами, может, Тегеранскую конференцию 1943 года. Но, наверное, не все и сообразят, что она состоялась в Иране.

А в Иране наоборот: отношения с Россией здесь важная история. Они помнят, что Россия отняла у Ирана Армению с Грузией и Азербайджаном, советско-британскую оккупацию во время Второй мировой. Россия Ирану интересна в разных аспектах — и позитивных, и негативных. К примеру, самые популярные из иностранных писателей в Иране — российские: Радзинского продают на каждом шагу, не говоря уже о классике, Толстом, Достоевском.

Более того, в Иране есть вещи, которые пришли из России, стали здесь традиционными — в России они уже не воспроизводятся, а тут всё ещё есть! Например, культура чаепития с самоваром, которая перекочевала в середине XIX века. В Иране самовары продают на каждом шагу, они используются в семьях, в быту. Для нас самовар уже фольклорный артефакт.


Как учёба в Шанинке повлияла на профессиональный подход?


В Шанинке мне дали представление о том, как устроена мировая политология. Что ещё более важно, я поменял представление о том, что такое фундаментальная, глубинная работа с источниками информации. Например, если раньше я пытался разобраться в какой-то теме, чтобы, скажем, написать аналитическую статью, то сначала гуглил, смотрел сайты журналов типа Foreign Policy, Foreign Affairs и т.п.

Сейчас я начинаю со Scopus или JSTOR — банков научных журналов. Если по теме написана научная статья, это и есть глубинный взгляд. А то, что в журналах, должно идти как дополнение к нему.

Никита Смагин

Ещё у регионоведов, которые занимаются Ближним Востоком, есть убеждение, что теория — ерунда: для аналитики нужна практика, фактология. А теории эти все придумал Запад — на Ближнем Востоке (или в Китае, Индии) они не работают. В Шанинке это совсем не так: теория даёт инструментарий, который не только работает, но и помогает понять, что вообще происходит в регионе. Другое дело, что теорию надо адаптировать, потому что, если она создавалась на европейском материале, разумеется, это не всегда применимо в чистом виде в других геополитических реалиях.
[~DETAIL_TEXT] =>
Никита Смагин

Десятки лет со времени Исламской революции 1978 года Иран остаётся главным политическим пугалом западных демократий на Ближнем Востоке. Единственный корреспондент российского информационного агентства ТАСС в Иране Никита Смагин — выпускник программы «Международная политика» в Шанинке — рассказал, почему нынешний Иран демократичнее, чем монархический, и откуда в современных иранских семьях взялся русский самовар.




Главное, что меня привлекает и поражает в Иране: эта страна слишком многослойная — именно так, слишком. Столько вещей, которые противоречат друг другу, кажутся невозможными, здесь сочетаются.

Иран — первая в мире страна по количеству пользователей Telegram. Седьмая — по количеству пользователей инстаграма: это столько же, сколько в России, но население России в 2 раза больше — пропорциональная разница. Большая часть людей пользуется этими приложениями, чтобы коммуницировать, строить отношения и прочее. Я нахожусь в северной части Тегерана, богатой и гламурной, где исламские законы не всегда соблюдаются неукоснительно. При том километров за 30 отсюда уже есть деревни, где люди живут согласно вековым традиционным укладам.

Когда показывают фотографии иранских девушек в мини-юбках 1970-х гг. и сравнивают их с нынешними девушками в чадрах, это полная чушь — я уже не пытаюсь бороться с этим стереотипом. Девушек в мини-юбках в 1970-е было незначительное меньшинство, и жили они, скорее всего, в Тегеране. А большая часть страны так не жила — она жила абсолютно исламским образом. История о том, что была прекрасная светская страна, пришли исламисты и погрузили её в Средние века — это упрощение до искажения.

При шахе Иран был жёсткой диктатурой — это была однопартийная система с несвободными СМИ. А сейчас мы видим страну со сложной, многим непонятной, но явно не монолитной политической системой, где есть конкурентные выборы — и ты реально не знаешь, кто станет следующим президентом, кто будет сидеть в парламенте. При всех ограничениях, которые, безусловно, есть, Иран даже сложно назвать в полной мере авторитарным государством. Такой уникальной системы нет больше нигде.


Работа политическим аналитиком


Специалистов по Ирану раз, два и обчёлся — хороших ещё меньше. Коллеги в Российском совете по международным делам (РСМД) рассказывали, что, когда им нужно писать об Иране, это всегда головная боль: иранистов очень сложно найти, как будто их выжигали специально. Не столько даже специалистов, сколько людей, которые вообще им занимаются: Иран — одна из наиболее проблемных зон для аналитических центров.

Никита Смагин

Есть иранские кейсы, которые могут комментировать все подряд, особенно если следят за ситуацией в целом. Например, ядерная сделка (между Ираном и странами Евросоюза во главе с США) потому и важна, что имеет международное значение, и совсем необязательно быть специалистом по Ирану, чтобы давать по ней адекватную аналитику. Но что касается внутренней ситуации в республике — да и внешней, если рассматривать её глубже, — тут аналитиков, конечно, очень мало.

Наверняка есть страны, специалистов по которым ещё меньше. Если мы сейчас попытаемся найти такие, обязательно найдём. Вопрос в другом: за последние 15-20 лет Иран стал страной, которая очень часто возникает в новостях — и тенденция нарастает. Оказывается, что не самое популярное в плане подготовки специалистов направление оказывается очень востребованным. Аналитика нужна, а людей мало. Не говоря уже о том, что аналитики, как правило, не зарабатывают своим анализом: чаще всего для них это подработка для души.


Несбывшаяся магистратура и запуск СМИ об Иране


Я изучал арабский язык в РУДН, а по окончании университета просто не смог найти работу, связанную с языком. В то время в ВШЭ планировалось открытие двойной магистратуры, в России и Иордании — год здесь, год там. Но это должно было случиться через год — это время нужно было чем-то заниматься. Я устроился в интернет-издание газеты «Собеседник», но программа так и не открылась.

Можно было, конечно, пойти в другую магистратуру, но мне хотелось учиться и жить за границей. Я был подавлен, уволился из «Собеседника» — и в этот момент знакомая попросила меня посидеть на даче с котиком, пока её не будет. Неделю мы сидели с котом на даче, делать было нечего — я лазал по интернету и случайно наткнулся на набор в программу по персидскому языку в Российском новом университете.

Позвонил — меня взяли с ходу, потому что был недобор, и дальше я полгода учил персидский, потом отправился на 2 месяца в Иран. В Иране я сильно подтянул язык, и мне предложили работать в Культурном представительстве Исламской республики Иран в Москве.

Никита Смагин

Единственным источником информации о культуре и обществе Ирана на русском языке тогда был фэйсбук посла (предыдущего и нынешнего). Мы посмотрели семантику поисковых запросов — люди гуглят, ищут информацию об Иране. То есть ниша была не занята, и тогдашний глава культурного представительства предложил подумать над собственным СМИ. Так мы придумали проект «Иран сегодня», главредом которого я был следующие 3 года.

На пике у нас было 3 человека в штате, 4 внешних обозревателя и 100 000 уникальных посетителей в месяц. Проблема заключалась в том, что большинство из этих посетителей — около 60% — были не из России. Аудитория прирастала со стороны стран СНГ: Азербайджан, Армения, Туркменистан, Узбекистан — Средняя Азия и Кавказ. Объяснить это просто: интерес к Ирану есть у стран либо граничащих с ним, либо культурно близких ему. В Таджикистане, к примеру, фактически говорят на том же языке.

А людям в России Иран не интересен. Не то чтобы они к нему плохо относятся, скорее, просто равнодушны.

Через некоторое время проект решили заморозить — в этот момент я и ушёл в ТАСС.


Работа в ТАСС


Я единственный на весь Иран корреспондент ТАСС. Моя задача в первую очередь журналистская — писать новости. Во вторую — делать интервью и прочие эксклюзивные вещи: репортажи, видео.

Специфика работы информационщика в том, что ты должен хорошо понимать, к чему кто что говорит. Новость, как правило, заключается в 3-4 цитатах какого-то спикера. Но ты должен понимать предысторию, к чему это говорится, вот что важно. Если брать, к примеру, нашумевшую ядерную сделку, только в ней уже десятки сюжетов: нужно все их вспомнить и быстро реагировать на то, что происходит в текущий момент — в этом основная сложность.

Никита Смагин и глава мусульманской общины в Лондоне

К Ирану приковано особое внимание, у меня не было ни одного дня, чтобы новостей не было вообще, и ни дня, чтобы была всего одна новость. Постоянно что-то происходит. Я комментирую политические события, связанные с Ираном, для Московского Центра Карнеги, РБК, «Известий», других медиа. И готовлю аналитику по Ирану для Российского совета по международным делам при МИДе. Плюс есть внутренняя аналитика ТАСС, которая идёт не на сайт агентства, а, скажем так, для госпользования.


О сходстве и различиях России и Ирана


На самом деле между Россией и Ираном не так много общего, хотя последние 200 лет у нас богатая история взаимоотношений. Страны находятся не так далеко друг от друга — значительную часть времени мы были пограничными государствами. Основным сближающим моментом между нами оказывается политика. Но несмотря на то, что в связи с политическим сближением некоторые утверждают, что мы очень похожи, это не так — социально, культурно, ментально мы далеки друг от друга.

В России интереса к Ирану, к его культуре, практически нет. Когда говорят о Востоке, вспоминают Турцию, Японию с Курилами, может, Тегеранскую конференцию 1943 года. Но, наверное, не все и сообразят, что она состоялась в Иране.

А в Иране наоборот: отношения с Россией здесь важная история. Они помнят, что Россия отняла у Ирана Армению с Грузией и Азербайджаном, советско-британскую оккупацию во время Второй мировой. Россия Ирану интересна в разных аспектах — и позитивных, и негативных. К примеру, самые популярные из иностранных писателей в Иране — российские: Радзинского продают на каждом шагу, не говоря уже о классике, Толстом, Достоевском.

Более того, в Иране есть вещи, которые пришли из России, стали здесь традиционными — в России они уже не воспроизводятся, а тут всё ещё есть! Например, культура чаепития с самоваром, которая перекочевала в середине XIX века. В Иране самовары продают на каждом шагу, они используются в семьях, в быту. Для нас самовар уже фольклорный артефакт.


Как учёба в Шанинке повлияла на профессиональный подход?


В Шанинке мне дали представление о том, как устроена мировая политология. Что ещё более важно, я поменял представление о том, что такое фундаментальная, глубинная работа с источниками информации. Например, если раньше я пытался разобраться в какой-то теме, чтобы, скажем, написать аналитическую статью, то сначала гуглил, смотрел сайты журналов типа Foreign Policy, Foreign Affairs и т.п.

Сейчас я начинаю со Scopus или JSTOR — банков научных журналов. Если по теме написана научная статья, это и есть глубинный взгляд. А то, что в журналах, должно идти как дополнение к нему.

Никита Смагин

Ещё у регионоведов, которые занимаются Ближним Востоком, есть убеждение, что теория — ерунда: для аналитики нужна практика, фактология. А теории эти все придумал Запад — на Ближнем Востоке (или в Китае, Индии) они не работают. В Шанинке это совсем не так: теория даёт инструментарий, который не только работает, но и помогает понять, что вообще происходит в регионе. Другое дело, что теорию надо адаптировать, потому что, если она создавалась на европейском материале, разумеется, это не всегда применимо в чистом виде в других геополитических реалиях.
[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => [~PREVIEW_TEXT] => [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [PREVIEW_PICTURE] => [~PREVIEW_PICTURE] => [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 4425 [~EXTERNAL_ID] => 4425 [IBLOCK_TYPE_ID] => content [~IBLOCK_TYPE_ID] => content [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => 4 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => 4 [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 20.09.2019 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [FIELDS] => Array ( ) [PROPERTIES] => Array ( [PROGRAM] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2013-11-14 12:01:39 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Программа [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PROGRAM [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 6 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => A [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => Array ( [0] => 15242 ) [VALUE] => Array ( [0] => 11 ) [DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [0] => 11 ) [~DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [~NAME] => Программа [~DEFAULT_VALUE] => ) [VIDEO] => Array ( [ID] => 11 [TIMESTAMP_X] => 2012-09-13 14:55:43 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Видео [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => VIDEO [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 10 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 11 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Видео [~DEFAULT_VALUE] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( [PROGRAM] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2013-11-14 12:01:39 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Программа [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PROGRAM [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 6 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => A [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => Array ( [0] => 15242 ) [VALUE] => Array ( [0] => 11 ) [DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [0] => 11 ) [~DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [~NAME] => Программа [~DEFAULT_VALUE] => [DISPLAY_VALUE] => Международная политика [LINK_ELEMENT_VALUE] => ) ) ) [3] => Array ( [ID] => 4251 [~ID] => 4251 [IBLOCK_ID] => 4 [~IBLOCK_ID] => 4 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => День открытых дверей факультета политических наук состоится 16 июля [~NAME] => День открытых дверей факультета политических наук состоится 16 июля [ACTIVE_FROM] => 04.07.2019 [~ACTIVE_FROM] => 04.07.2019 [DETAIL_PAGE_URL] => /about/news/4251/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /about/news/4251/ [DETAIL_TEXT] =>
Приглашаем абитуриентов на день открытых дверей факультета политических наук, который состоится в Шанинке на Газетном 16 июля.

16 июля.jpg

Программы факультета:

  • Международная политика
Основной задачей программы Political Science and International Relations является подготовка профессиональных политологов-международников и специалистов в области современной глобальной политики в соответствии с лучшими мировыми стандартами по программам, валидированным Университетом Манчестера.
  • Политическая философия
Первая в России программа по политической философии. Она уникальна тем, что даёт комплексное понимание политики за счёт сочетания нескольких дисциплин: философии, истории, социологии и политической науки.

На дне открытых дверей вы узнаете:

- чем российская магистратура отличается от британской
- что изучают и кто преподает в магистратуре Шанинки
- какие перспективы открываются перед выпускниками
- что такое шанинское сообщество

Также вы узнаете о формате вступительных испытаний, о подготовке к экзаменам и о том, какие документы потребуются для поступления. На ваши вопросы ответят руководители программ.

Время проведения: 16 июля, 19:00
Место проведения: Газетный переулок, 3-5, 5 этаж, ауд. 508
[~DETAIL_TEXT] =>
Приглашаем абитуриентов на день открытых дверей факультета политических наук, который состоится в Шанинке на Газетном 16 июля.

16 июля.jpg

Программы факультета:

  • Международная политика
Основной задачей программы Political Science and International Relations является подготовка профессиональных политологов-международников и специалистов в области современной глобальной политики в соответствии с лучшими мировыми стандартами по программам, валидированным Университетом Манчестера.
  • Политическая философия
Первая в России программа по политической философии. Она уникальна тем, что даёт комплексное понимание политики за счёт сочетания нескольких дисциплин: философии, истории, социологии и политической науки.

На дне открытых дверей вы узнаете:

- чем российская магистратура отличается от британской
- что изучают и кто преподает в магистратуре Шанинки
- какие перспективы открываются перед выпускниками
- что такое шанинское сообщество

Также вы узнаете о формате вступительных испытаний, о подготовке к экзаменам и о том, какие документы потребуются для поступления. На ваши вопросы ответят руководители программ.

Время проведения: 16 июля, 19:00
Место проведения: Газетный переулок, 3-5, 5 этаж, ауд. 508
[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => [~PREVIEW_TEXT] => [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [PREVIEW_PICTURE] => [~PREVIEW_PICTURE] => [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 4251 [~EXTERNAL_ID] => 4251 [IBLOCK_TYPE_ID] => content [~IBLOCK_TYPE_ID] => content [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => 4 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => 4 [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 04.07.2019 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [FIELDS] => Array ( ) [PROPERTIES] => Array ( [PROGRAM] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2013-11-14 12:01:39 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Программа [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PROGRAM [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 6 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => A [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => Array ( [0] => 14885 [1] => 14886 ) [VALUE] => Array ( [0] => 11 [1] => 2225 ) [DESCRIPTION] => Array ( [0] => [1] => ) [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [0] => 11 [1] => 2225 ) [~DESCRIPTION] => Array ( [0] => [1] => ) [~NAME] => Программа [~DEFAULT_VALUE] => ) [VIDEO] => Array ( [ID] => 11 [TIMESTAMP_X] => 2012-09-13 14:55:43 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Видео [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => VIDEO [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 10 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 11 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Видео [~DEFAULT_VALUE] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( [PROGRAM] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2013-11-14 12:01:39 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Программа [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PROGRAM [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 6 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => A [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => Array ( [0] => 14885 [1] => 14886 ) [VALUE] => Array ( [0] => 11 [1] => 2225 ) [DESCRIPTION] => Array ( [0] => [1] => ) [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [0] => 11 [1] => 2225 ) [~DESCRIPTION] => Array ( [0] => [1] => ) [~NAME] => Программа [~DEFAULT_VALUE] => [DISPLAY_VALUE] => Array ( [0] => Международная политика [1] => Политическая философия ) [LINK_ELEMENT_VALUE] => ) ) ) [4] => Array ( [ID] => 4364 [~ID] => 4364 [IBLOCK_ID] => 4 [~IBLOCK_ID] => 4 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => Ксения Зайка выступит с докладом "Иммиграционная политика Канады и факторы, влияющие на интеграцию иммигрантов" 20 июня [~NAME] => Ксения Зайка выступит с докладом "Иммиграционная политика Канады и факторы, влияющие на интеграцию иммигрантов" 20 июня [ACTIVE_FROM] => 10.06.2019 [~ACTIVE_FROM] => 10.06.2019 [DETAIL_PAGE_URL] => /about/news/4364/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /about/news/4364/ [DETAIL_TEXT] =>
20 июня в рамках регулярного семинара "Политика идентичности" Ксения Зайка выступит с докладом "Иммиграционная политика Канады и факторы, влияющие на интеграцию иммигрантов".


Если в первом десятилетии XXI века иммиграционная политика Канады, направленная на привлечение высокопрофессиональных иностранных специалистов, была сопоставима с австралийской системой, то с приходом к власти Джастина Трюдо ситуация изменилась. Приоритеты сместились, с одной стороны, в гуманитарную плоскость, а с другой стороны – расширились программы для менее квалифицированных иммигрантов. Сегодня иммиграционная политика страны сильно отличается от провинции к провинции и зависит от локальной системы «разделения труда».
В своем выступлении докладчик рассмотрит, как последние изменения в канадской иммиграционной политике сказываются на программах интеграции иммигрантов, и обозначит факторы, способствующие такого рода интеграции. Кто более успешен – иммигранты из России с высшим инженерным образованием или выходцы с Филиппин, имеющие на руках сертификат об окончании средней школы? Общая тенденция заключается в том, что канадские работодатели делают ставку на «навыки межличностного общения» (soft skills). Это полностью соответствует скрытому характеру рынка профессионального труда во многих регионах страны.

Ксения Зайка
– кандидат политических наук, научный сотрудник кафедры Native Studies Университета Манитобы. Сфера ее научных интересов – история Канады, современная интеграционная политика в Канаде.

Время проведения:
20 июня, 19:00
Место проведения: Газетный переулок, 3-5, ауд. 514
Необходима предварительная регистрация.
[~DETAIL_TEXT] =>
20 июня в рамках регулярного семинара "Политика идентичности" Ксения Зайка выступит с докладом "Иммиграционная политика Канады и факторы, влияющие на интеграцию иммигрантов".


Если в первом десятилетии XXI века иммиграционная политика Канады, направленная на привлечение высокопрофессиональных иностранных специалистов, была сопоставима с австралийской системой, то с приходом к власти Джастина Трюдо ситуация изменилась. Приоритеты сместились, с одной стороны, в гуманитарную плоскость, а с другой стороны – расширились программы для менее квалифицированных иммигрантов. Сегодня иммиграционная политика страны сильно отличается от провинции к провинции и зависит от локальной системы «разделения труда».
В своем выступлении докладчик рассмотрит, как последние изменения в канадской иммиграционной политике сказываются на программах интеграции иммигрантов, и обозначит факторы, способствующие такого рода интеграции. Кто более успешен – иммигранты из России с высшим инженерным образованием или выходцы с Филиппин, имеющие на руках сертификат об окончании средней школы? Общая тенденция заключается в том, что канадские работодатели делают ставку на «навыки межличностного общения» (soft skills). Это полностью соответствует скрытому характеру рынка профессионального труда во многих регионах страны.

Ксения Зайка
– кандидат политических наук, научный сотрудник кафедры Native Studies Университета Манитобы. Сфера ее научных интересов – история Канады, современная интеграционная политика в Канаде.

Время проведения:
20 июня, 19:00
Место проведения: Газетный переулок, 3-5, ауд. 514
Необходима предварительная регистрация.
[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => [~PREVIEW_TEXT] => [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [PREVIEW_PICTURE] => [~PREVIEW_PICTURE] => [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 4364 [~EXTERNAL_ID] => 4364 [IBLOCK_TYPE_ID] => content [~IBLOCK_TYPE_ID] => content [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => 4 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => 4 [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 10.06.2019 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [FIELDS] => Array ( ) [PROPERTIES] => Array ( [PROGRAM] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2013-11-14 12:01:39 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Программа [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PROGRAM [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 6 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => A [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => Array ( [0] => 14794 ) [VALUE] => Array ( [0] => 11 ) [DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [0] => 11 ) [~DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [~NAME] => Программа [~DEFAULT_VALUE] => ) [VIDEO] => Array ( [ID] => 11 [TIMESTAMP_X] => 2012-09-13 14:55:43 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Видео [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => VIDEO [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 10 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 11 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Видео [~DEFAULT_VALUE] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( [PROGRAM] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2013-11-14 12:01:39 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Программа [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PROGRAM [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 6 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => A [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => Array ( [0] => 14794 ) [VALUE] => Array ( [0] => 11 ) [DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [0] => 11 ) [~DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [~NAME] => Программа [~DEFAULT_VALUE] => [DISPLAY_VALUE] => Международная политика [LINK_ELEMENT_VALUE] => ) ) ) ) [ELEMENTS] => Array ( [0] => 4530 [1] => 4521 [2] => 4425 [3] => 4251 [4] => 4364 ) [NAV_STRING] => [NAV_CACHED_DATA] => Array ( [frameMode] => [frameModeCtx] => /bitrix/templates/.default/components/bitrix/system.pagenavigation/.default/template.php ) [NAV_RESULT] => CIBlockResult Object ( [arIBlockMultProps] => Array ( ) [arIBlockConvProps] => [arIBlockAllProps] => Array ( ) [arIBlockNumProps] => Array ( ) [arIBlockLongProps] => [nInitialSize] => [table_id] => [strDetailUrl] => [strSectionUrl] => [strListUrl] => [arSectionContext] => [bIBlockSection] => [nameTemplate] => [_LAST_IBLOCK_ID] => 4 [_FILTER_IBLOCK_ID] => Array ( [4] => 1 ) [result] => Resource id #343 [arResult] => [arReplacedAliases] => [arResultAdd] => [bNavStart] => [bShowAll] => [NavNum] => [NavPageCount] => [NavPageNomer] => [NavPageSize] => 10 [NavShowAll] => [NavRecordCount] => [bFirstPrintNav] => 1 [PAGEN] => [SIZEN] => [SESS_SIZEN] => [SESS_ALL] => [SESS_PAGEN] => [add_anchor] => [bPostNavigation] => [bFromArray] => [bFromLimited] => [sSessInitAdd] => [nPageWindow] => 5 [nSelectedCount] => [arGetNextCache] => Array ( [ID] => [IBLOCK_ID] => [IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => [ACTIVE_FROM] => [DETAIL_PAGE_URL] => [DETAIL_TEXT] => 1 [DETAIL_TEXT_TYPE] => [PREVIEW_TEXT] => 1 [PREVIEW_TEXT_TYPE] => [PREVIEW_PICTURE] => [LANG_DIR] => [SORT] => [CODE] => [EXTERNAL_ID] => [IBLOCK_TYPE_ID] => [IBLOCK_CODE] => [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => ) [bDescPageNumbering] => [arUserMultyFields] => [SqlTraceIndex] => [DB] => CDatabase Object ( [version] => [escL] => ` [escR] => ` [alias_length] => 256 [DBName] => zhukova_idex [DBHost] => localhost [DBLogin] => zhukova_idex [DBPassword] => yAdinhpdex [bConnected] => 1 [db_Conn] => Resource id #115 [debug] => [DebugToFile] => [ShowSqlStat] => [db_Error] => [db_ErrorSQL] => [result] => [type] => MYSQL [column_cache] => Array ( ) [bModuleConnection] => [bNodeConnection] => [node_id] => [bMasterOnly] => 0 [obSlave] => [cntQuery] => 0 [timeQuery] => 0 [arQueryDebug] => Array ( ) ) [NavRecordCountChangeDisable] => [is_filtered] => [nStartPage] => 1 [nEndPage] => [resultObject] => ) )