Описание программы

Индустрия моды: теории и практики /Fashion Studies

MA in Cultural Management


Руководитель программы: Людмила Анатольевна Алябьева, к. филол. наук

Мода в социальном отношении является центральным феноменом в современном западном мире, ключевой символической системой, которая требует внимательного рассмотрения и вдумчивого анализа. Специализация «Теория моды» — первая в России учебная программа, направленная на систематическое изучение моды как важнейшего явления современной культуры.

Программа нацелена на междисциплинарное исследование феномена моды как семиотического кода, связующего одежду, тело и культуру, и представляет собой уникальный сплав теоретических дисциплин и проектно-ориентированных курсов («Кураторское дело в сфере моды», «Индустрия моды» и др.), призванных сформировать у слушателей прикладные навыки, необходимые для профессиональной реализации в сфере моды и дизайна.

Во время обучения будет функционировать семинар по академическому письму, участники которого смогут попробовать свои силы в написании рецензий на книги и выставки и опубликовать их на страницах журнала «Теория моды: одежда, тело, культура». Одним из учебных проектов станет работа над выставкой, которую слушатели должны будут подготовить и реализовать на базе одной из московских галерей-партнеров магистерской программы.

Программа также включает в себя мастер-классы дизайнеров одежды, кураторов выставочных проектов в области моды, журналистов профильных изданий, фотографов моды и других профессионалов модной индустрии.


Заполните форму, чтобы узнать больше

  



Спасибо!


 

Адрес приемной комиссии: 
applic@universitas.ru 
8 (495) 933-80-39



Будьте с нами
		Array
(
    [ID] => 4
    [~ID] => 4
    [TIMESTAMP_X] => 13.09.2012 14:55:43
    [~TIMESTAMP_X] => 13.09.2012 14:55:43
    [IBLOCK_TYPE_ID] => content
    [~IBLOCK_TYPE_ID] => content
    [LID] => s1
    [~LID] => s1
    [CODE] => news
    [~CODE] => news
    [NAME] => Новости
    [~NAME] => Новости
    [ACTIVE] => Y
    [~ACTIVE] => Y
    [SORT] => 500
    [~SORT] => 500
    [LIST_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/news/
    [~LIST_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/news/
    [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/news/#ID#/
    [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/news/#ID#/
    [SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/news/
    [~SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/about/news/
    [PICTURE] => 
    [~PICTURE] => 
    [DESCRIPTION] => 
    [~DESCRIPTION] => 
    [DESCRIPTION_TYPE] => text
    [~DESCRIPTION_TYPE] => text
    [RSS_TTL] => 24
    [~RSS_TTL] => 24
    [RSS_ACTIVE] => Y
    [~RSS_ACTIVE] => Y
    [RSS_FILE_ACTIVE] => N
    [~RSS_FILE_ACTIVE] => N
    [RSS_FILE_LIMIT] => 
    [~RSS_FILE_LIMIT] => 
    [RSS_FILE_DAYS] => 
    [~RSS_FILE_DAYS] => 
    [RSS_YANDEX_ACTIVE] => N
    [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => N
    [XML_ID] => 4
    [~XML_ID] => 4
    [TMP_ID] => 
    [~TMP_ID] => 
    [INDEX_ELEMENT] => Y
    [~INDEX_ELEMENT] => Y
    [INDEX_SECTION] => Y
    [~INDEX_SECTION] => Y
    [WORKFLOW] => N
    [~WORKFLOW] => N
    [BIZPROC] => N
    [~BIZPROC] => N
    [SECTION_CHOOSER] => L
    [~SECTION_CHOOSER] => L
    [LIST_MODE] => 
    [~LIST_MODE] => 
    [RIGHTS_MODE] => S
    [~RIGHTS_MODE] => S
    [VERSION] => 1
    [~VERSION] => 1
    [LAST_CONV_ELEMENT] => 0
    [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0
    [SOCNET_GROUP_ID] => 
    [~SOCNET_GROUP_ID] => 
    [EDIT_FILE_BEFORE] => 
    [~EDIT_FILE_BEFORE] => 
    [EDIT_FILE_AFTER] => 
    [~EDIT_FILE_AFTER] => 
    [SECTIONS_NAME] => Разделы
    [~SECTIONS_NAME] => Разделы
    [SECTION_NAME] => Раздел
    [~SECTION_NAME] => Раздел
    [ELEMENTS_NAME] => Элементы
    [~ELEMENTS_NAME] => Элементы
    [ELEMENT_NAME] => Элемент
    [~ELEMENT_NAME] => Элемент
    [SECTION_PROPERTY] => 
    [~SECTION_PROPERTY] => 
    [EXTERNAL_ID] => 4
    [~EXTERNAL_ID] => 4
    [LANG_DIR] => /
    [~LANG_DIR] => /
    [SERVER_NAME] => 
    [~SERVER_NAME] => 
    [USER_HAVE_ACCESS] => 1
    [SECTION] => 
    [ITEMS] => Array
        (
            [0] => Array
                (
                    [ID] => 3711
                    [~ID] => 3711
                    [IBLOCK_ID] => 4
                    [~IBLOCK_ID] => 4
                    [IBLOCK_SECTION_ID] => 
                    [~IBLOCK_SECTION_ID] => 
                    [NAME] => «Одевая город: Париж, мода и медиа»: презентация книги Аньес Рокамора
                    [~NAME] => «Одевая город: Париж, мода и медиа»: презентация книги Аньес Рокамора
                    [ACTIVE_FROM] => 21.06.2017
                    [~ACTIVE_FROM] => 21.06.2017
                    [DETAIL_PAGE_URL] => /about/news/3711/
                    [~DETAIL_PAGE_URL] => /about/news/3711/
                    [DETAIL_TEXT] => 0.jpg 

Париж долгое время являлся образцом мод и хорошего вкуса. Книга Аньес Рокамора «Одевая город: Париж, мода и медиа», вышедшая недавно в издательстве НЛО, рассказывает о красоте через призму города и женщины. Ее презентация в Шанинке стала возможностью показать те материалы, которые не были включены в издание.

париж.png

Аньес Рокамора, профессор Лондонского колледжа моды (Лондонский университет искусств), культуролог, исследователь моды и медиа. Автор книги “Одевая город: Париж, мода и медиа” (М.: НЛО, 2017, серия «Библиотека журнала “Теория моды”»).

Мода является чудесной платформой для исследования. Обращаясь к ней, можно изучить самый широкий спектр культурологических и социологических вопросов: раса, гендер, сексуальность, этничность, нация, менталитет и др.   

Аньес Рокамора, преподавая в Лондонском университете искусств, признает, что в англосаксонских странах модными медиа занимаются не так-то много — то есть именно рефлексией того, как мода преподносится и как формируется ее миф. В академических изданиях, когда речь идет о моде, часто ссылаются на тексты, фотографии из модных изданий и образы в фильмах, при этом их почти не исследуют. За редким исключением в России наблюдается такая же тенденция.


Производство города, образов и одежды

В своей книге «Одевая город: Париж, мода и медиа» Аньес рассматривает то, как парижская мода представлена в текстах, изображениях и модных изданиях. Это не только исследование моды, но и признание той роли, какую модные издания играют в создании моды как феномена.

unnamed.jpgЗаимствовав идею Пьера Бурдье о символическом производстве, можно представить моду как индустрию, в которой физическое материальное производство постоянно и неотъемлемо окружено флером образов и идей. Наиболее ярко они репрезентуются в модных журналах и изданиях.

В большей части литературы о парижской моде представлены только известные дизайнеры. О них выходят большие красивые издания с картинками («coffee table book»), их имена всегда на слуху. Но «парижская мода» — понятие более широкое. Оно включает в себя пласт ожиданий, практик и представлений о том, что люди носят на парижских улицах, а также о некоем вкусе, который воспитывается в этой среде.

Отсюда, во-первых, желание создать теоретико-критическое исследование феномена парижской моды, а во-вторых, проследить системные связи между модой и городом.

Кроме того, существует множество академических работ о роли Парижа в живописи или кино. Но о том, как Париж представлен в модных изданиях, написано очень мало.

Теоретическая предпосылка книги «Одевая город: Париж, мода и медиа» в том, что города существуют как в физической реальности, так и в воображаемой. 

Есть физический город из людей, зданий, камней, тротуаров, но в то же время есть некий конструируемый образ города. И мода здесь занимает далеко не последнее место.


Париж VS провинция

Аньес Рокамора обращается к тому, что интересовало ее, когда она была маленькой девочкой, приезжавшей в Париж. Он позиционировался и позиционируется как престижное место, лучшее для путешествий. Достопримечательности, с которыми обычно ассоциируется Париж, — это Гранд Опера, Эйфелева башня, стеклянная пирамида Лувра.

Во Франции, в сравнении со многими другими странами, существует жесткая оппозиция провинции и Парижа.

Со времен Французской революции, существовала идея стереть все различия между разными провинциями Франции, отказаться от локальных культур в пользу приближения к парижскому эталону.

Интересна разница в терминологии между французским и английскими языками:

  • французское «la provincia» всегда употребляется в единственном числе — будто это серая масса, единый блок, в котором нет никаких различий;
  • английское «the provinces» — слово, употребляемое во множественном числе, что подразумевает различие областей.

Во Франции, если вас назовут «провинциалом», это очень обидно, в то время как «парижанин» имеет положительное значение. Это связано с конструированием образа Парижа как некого превосходного места: в нем сосредоточены все лучшие музеи Франции, лучшие школы моды, университеты, театры. Правительство инвестирует в культуру и искусство именно в Париже, а не в провинциях.

2 (3).jpg

У французских президентов существует традиция использовать город для демонстрации собственной силы, а тело города как сцену для укрепления французской нации. Жорж Помпиду пробыл президентом один срок и построил Центр культуры и искусств, который впоследствии назвали его именем. Франсуа Миттеран пробыл на посту президента два срока, инициировал «Большие проекты», в ходе которых построили пирамиду Лувра и музей д’Орсэ.

Эти примеры показательны, но есть и более старый. Это османизация Парижа, когда город был полностью перепланирован. Кроме военных и социальных причин, это было сделано, чтобы продемонстрировать мощь Наполеона III, мощь всей французской нации. Из города с грязными узкими улицами он превратился в передовой для своего времени мегаполис с сеткой широких авеню и видовых точек.

В Москве тоже происходят крупные изменения. Это интересно, поскольку с точки зрения архитектуры Париж не менялся с 19 века. Если же говорить о Лондоне, в отличие от Парижа, в нем постоянно что-то строят, а новая архитектура сосуществует с исторической.


Миф о Париже 

Считается, что миф о Париже как о грандиозном роскошном городе возник именно в 19 веке, причем сразу в нескольких сферах: в визуальном искусстве, литературе, фотографии, кино, а также в модных изданиях.

В идеологизации и мифологизации Парижа мода была одним из самых главных инструментов. Она влияла как на дискурсы, возникавшие вокруг Парижа, так и на физический облик города.

В своей книге «Корсет» Валери Стил писала, что в Париже возникали ключевые места, в которых было принято показывать новые моды. Например, в Гранд Опера во время оперы дизайнеры могли показывать свои коллекции. Правда, тогда это коллекциями не называлось. Сюда же относятся, места, где мы покупаем одежду и смотрим на нее. 

Мода и модные магазины — это мощные инструменты изменения облика города, его позиционирования.

Один из примеров мифологизации Парижа и столкновения реального и дискурсивного — книга Эмиля Золя «Дамское счастье», продолжающая нарратив о молодых девушках, приезжающих в Париж и вынужденных бороться за место социальной иерархии. Золя был вдохновлен первым универмагом в Париже — универмагом Бон Марше. И сейчас торговую галерею Лафайет посещает больше людей, чем Эйфелеву башню.

Говоря о разных местах, где было принято демонстрировать моду, необходимо вспомнить Булонский лес, находящийся не в центре Парижа, а в его 16-м округе. Великий фотограф Жак-Анри Лартиг изначально приезжал в Булонский лес для того, чтобы фотографировать прохожих. Однако со временем его фотографии стали использоваться в модных журналах.

3 (2).jpg

Булонский лес был тем местом, где богатая буржуазия показывала свое материальное благосостояние. Булонский лес из площадки для прогулки превратился в место, где демонстрировалась власть.

Фотографы братья Сибергер (Seeberger) приезжали в такие места как Булонский лес, отыскивали красиво одетых дам, фотографировали их, а дальше продавали снимки в Vogue и другие модные журналы. Кутюрье того времени это прекрасно знали, поэтому специально отправляли туда модных дам в надежде, что их заметят и тоже сфотографируют. 

Современные блоги об уличной моде ничего нового не придумали, они просто повторили старую идею.


4.jpg

Говоря о Булонском лесе, обязательно нужно вспомнить фильм Робера Брессона «Дамы из Булонского леса» (1945), костюмы для которого создавала кутюрье Эльза Скиапарелли.

5.jpg

Некоторые темы постоянно повторяются, в том числе в модных изданиях. Можно выделить 4 составляющих мифа о Париже:

  • Париж как столица моды
  • Париж как революционный город
  • Париж как женщина, противопоставленная мужскому Лондону (причем женщина предстает как куртизанка с особой сексуальностью)
  • Париж как креативный город

И все эти идеи кристаллизуются в одном образе, который воспроизводится в литературе, кино и мире моды. Это образ женщины-парижанки — La Parisienne.


La Parisienne

В 19 веке в изобразительном искусстве начался бум мифологизации парижанки, он продолжился в 20 веке в кинематографе. Для фильма «Дневная красавица» (1966) с Катрин Денёв костюмы создавал Ив Сен-Лоран. Это не просто девушка из Парижа, красивая, буржуазная и модная белая женщина, но и куртизанка по ночам. 

В утверждении мифа о La Parisienne большую роль сыграл журнал Vogue Paris, где воспроизводились очень узкие, стереотипизированные представления о парижанке как идеальной модной женщине.

На фото почти одни и те же места: Лувр, булочная Липп, мост Александра III. Чаще всего изображается зеленый Париж, хотя на самом деле он не такой уж зеленый. Наконец, Эйфелева башня все время используется на модных фото для сакрализации чудесного прошлого или для воплощения образа Парижа как города любви. 

Все парижанки на фото высокие, худые, белые, молодые женщины. Картинки и тексты продуцируют некий идеализированный, мало связанный с реальностью образ Парижа и его жительниц.


7.jpg

Инес де ля Фрессанж — известная парижская модель и дизайнер. Она смогла монетизировать свой образ парижанки. И она и Жан-Поль Готье продают стереотип о том, что все парижанки ходят в тельняшках. 

6.jpg

Цифровое поколение продолжает продуцировать миф о Париже. Жанна Дамас развила личный медиа-бренд, используя все те же стереотипы об идеальной парижанке. 



Наконец, Эйфелева башня также подтверждает стереотипы. Она появляется не только в модном дискурсе, о ней много рисовали, писали стихи. Эйфелеву башню построили в 19 веке, для того времени авангард. 

Вопросы из зала

Как выглядит современная парижанка без стандартов и стереотипов?
Современные парижанки намного более разнообразные, чем то, что можно видеть в модных журналах. Это высокие и низкие, старые и молодые, с темной кожей и со светлой.

Существует ли в Лондоне такой же миф о лондонской женщине сопоставимой с мифом о La Parisienne?
Были моменты в истории, когда возникали какие-то образы, связанные с английскими женщинами. Например, девочка из Челси (Chelsea girl). Мои британские коллеги, которые исследуют именно британский костюм, смогут лучше об этом рассказать. Именно в 60-е Лондон стал таким модным городом. Из него появилось много имен, связанных с модой. Но никакого образа жительницы Лондона не сформировалось. Мне кажется, Лондон все же имеет в моде мужское лицо.

Что осталось за рамками мифа?
Больше всего в модном дискурсе исключается именно разнообразие. Модный дискурс формирует идеальный образ женственности, это если говорить про гендер. Если говорить про пространство, то в модном дискурсе практически не фигурирует периферия Парижа. В основном, возникают комфортные туристические места. Никакие потенциально негладкие, неотполированные и неглянцевые места почти не зарождаются. Поэтому формируется такое глянцевое видение женской красоты.

Анастасия Домнич

Подробнее о российско-британской магистратуре «Fashion Studies»

Получите ответы на все вопросы о поступлении и программе "Fashion Studies", заполнив нашу форму:


  



Спасибо!


 

Адрес приемной комиссии: 
applic@universitas.ru 
8 (495) 933-80-39


[~DETAIL_TEXT] => 0.jpg

Париж долгое время являлся образцом мод и хорошего вкуса. Книга Аньес Рокамора «Одевая город: Париж, мода и медиа», вышедшая недавно в издательстве НЛО, рассказывает о красоте через призму города и женщины. Ее презентация в Шанинке стала возможностью показать те материалы, которые не были включены в издание.

париж.png

Аньес Рокамора, профессор Лондонского колледжа моды (Лондонский университет искусств), культуролог, исследователь моды и медиа. Автор книги “Одевая город: Париж, мода и медиа” (М.: НЛО, 2017, серия «Библиотека журнала “Теория моды”»).

Мода является чудесной платформой для исследования. Обращаясь к ней, можно изучить самый широкий спектр культурологических и социологических вопросов: раса, гендер, сексуальность, этничность, нация, менталитет и др.   

Аньес Рокамора, преподавая в Лондонском университете искусств, признает, что в англосаксонских странах модными медиа занимаются не так-то много — то есть именно рефлексией того, как мода преподносится и как формируется ее миф. В академических изданиях, когда речь идет о моде, часто ссылаются на тексты, фотографии из модных изданий и образы в фильмах, при этом их почти не исследуют. За редким исключением в России наблюдается такая же тенденция.


Производство города, образов и одежды

В своей книге «Одевая город: Париж, мода и медиа» Аньес рассматривает то, как парижская мода представлена в текстах, изображениях и модных изданиях. Это не только исследование моды, но и признание той роли, какую модные издания играют в создании моды как феномена.

unnamed.jpgЗаимствовав идею Пьера Бурдье о символическом производстве, можно представить моду как индустрию, в которой физическое материальное производство постоянно и неотъемлемо окружено флером образов и идей. Наиболее ярко они репрезентуются в модных журналах и изданиях.

В большей части литературы о парижской моде представлены только известные дизайнеры. О них выходят большие красивые издания с картинками («coffee table book»), их имена всегда на слуху. Но «парижская мода» — понятие более широкое. Оно включает в себя пласт ожиданий, практик и представлений о том, что люди носят на парижских улицах, а также о некоем вкусе, который воспитывается в этой среде.

Отсюда, во-первых, желание создать теоретико-критическое исследование феномена парижской моды, а во-вторых, проследить системные связи между модой и городом.

Кроме того, существует множество академических работ о роли Парижа в живописи или кино. Но о том, как Париж представлен в модных изданиях, написано очень мало.

Теоретическая предпосылка книги «Одевая город: Париж, мода и медиа» в том, что города существуют как в физической реальности, так и в воображаемой. 

Есть физический город из людей, зданий, камней, тротуаров, но в то же время есть некий конструируемый образ города. И мода здесь занимает далеко не последнее место.


Париж VS провинция

Аньес Рокамора обращается к тому, что интересовало ее, когда она была маленькой девочкой, приезжавшей в Париж. Он позиционировался и позиционируется как престижное место, лучшее для путешествий. Достопримечательности, с которыми обычно ассоциируется Париж, — это Гранд Опера, Эйфелева башня, стеклянная пирамида Лувра.

Во Франции, в сравнении со многими другими странами, существует жесткая оппозиция провинции и Парижа.

Со времен Французской революции, существовала идея стереть все различия между разными провинциями Франции, отказаться от локальных культур в пользу приближения к парижскому эталону.

Интересна разница в терминологии между французским и английскими языками:

  • французское «la provincia» всегда употребляется в единственном числе — будто это серая масса, единый блок, в котором нет никаких различий;
  • английское «the provinces» — слово, употребляемое во множественном числе, что подразумевает различие областей.

Во Франции, если вас назовут «провинциалом», это очень обидно, в то время как «парижанин» имеет положительное значение. Это связано с конструированием образа Парижа как некого превосходного места: в нем сосредоточены все лучшие музеи Франции, лучшие школы моды, университеты, театры. Правительство инвестирует в культуру и искусство именно в Париже, а не в провинциях.

2 (3).jpg

У французских президентов существует традиция использовать город для демонстрации собственной силы, а тело города как сцену для укрепления французской нации. Жорж Помпиду пробыл президентом один срок и построил Центр культуры и искусств, который впоследствии назвали его именем. Франсуа Миттеран пробыл на посту президента два срока, инициировал «Большие проекты», в ходе которых построили пирамиду Лувра и музей д’Орсэ.

Эти примеры показательны, но есть и более старый. Это османизация Парижа, когда город был полностью перепланирован. Кроме военных и социальных причин, это было сделано, чтобы продемонстрировать мощь Наполеона III, мощь всей французской нации. Из города с грязными узкими улицами он превратился в передовой для своего времени мегаполис с сеткой широких авеню и видовых точек.

В Москве тоже происходят крупные изменения. Это интересно, поскольку с точки зрения архитектуры Париж не менялся с 19 века. Если же говорить о Лондоне, в отличие от Парижа, в нем постоянно что-то строят, а новая архитектура сосуществует с исторической.


Миф о Париже 

Считается, что миф о Париже как о грандиозном роскошном городе возник именно в 19 веке, причем сразу в нескольких сферах: в визуальном искусстве, литературе, фотографии, кино, а также в модных изданиях.

В идеологизации и мифологизации Парижа мода была одним из самых главных инструментов. Она влияла как на дискурсы, возникавшие вокруг Парижа, так и на физический облик города.

В своей книге «Корсет» Валери Стил писала, что в Париже возникали ключевые места, в которых было принято показывать новые моды. Например, в Гранд Опера во время оперы дизайнеры могли показывать свои коллекции. Правда, тогда это коллекциями не называлось. Сюда же относятся, места, где мы покупаем одежду и смотрим на нее. 

Мода и модные магазины — это мощные инструменты изменения облика города, его позиционирования.

Один из примеров мифологизации Парижа и столкновения реального и дискурсивного — книга Эмиля Золя «Дамское счастье», продолжающая нарратив о молодых девушках, приезжающих в Париж и вынужденных бороться за место социальной иерархии. Золя был вдохновлен первым универмагом в Париже — универмагом Бон Марше. И сейчас торговую галерею Лафайет посещает больше людей, чем Эйфелеву башню.

Говоря о разных местах, где было принято демонстрировать моду, необходимо вспомнить Булонский лес, находящийся не в центре Парижа, а в его 16-м округе. Великий фотограф Жак-Анри Лартиг изначально приезжал в Булонский лес для того, чтобы фотографировать прохожих. Однако со временем его фотографии стали использоваться в модных журналах.

3 (2).jpg

Булонский лес был тем местом, где богатая буржуазия показывала свое материальное благосостояние. Булонский лес из площадки для прогулки превратился в место, где демонстрировалась власть.

Фотографы братья Сибергер (Seeberger) приезжали в такие места как Булонский лес, отыскивали красиво одетых дам, фотографировали их, а дальше продавали снимки в Vogue и другие модные журналы. Кутюрье того времени это прекрасно знали, поэтому специально отправляли туда модных дам в надежде, что их заметят и тоже сфотографируют. 

Современные блоги об уличной моде ничего нового не придумали, они просто повторили старую идею.


4.jpg

Говоря о Булонском лесе, обязательно нужно вспомнить фильм Робера Брессона «Дамы из Булонского леса» (1945), костюмы для которого создавала кутюрье Эльза Скиапарелли.

5.jpg

Некоторые темы постоянно повторяются, в том числе в модных изданиях. Можно выделить 4 составляющих мифа о Париже:

  • Париж как столица моды
  • Париж как революционный город
  • Париж как женщина, противопоставленная мужскому Лондону (причем женщина предстает как куртизанка с особой сексуальностью)
  • Париж как креативный город

И все эти идеи кристаллизуются в одном образе, который воспроизводится в литературе, кино и мире моды. Это образ женщины-парижанки — La Parisienne.


La Parisienne

В 19 веке в изобразительном искусстве начался бум мифологизации парижанки, он продолжился в 20 веке в кинематографе. Для фильма «Дневная красавица» (1966) с Катрин Денёв костюмы создавал Ив Сен-Лоран. Это не просто девушка из Парижа, красивая, буржуазная и модная белая женщина, но и куртизанка по ночам. 

В утверждении мифа о La Parisienne большую роль сыграл журнал Vogue Paris, где воспроизводились очень узкие, стереотипизированные представления о парижанке как идеальной модной женщине.

На фото почти одни и те же места: Лувр, булочная Липп, мост Александра III. Чаще всего изображается зеленый Париж, хотя на самом деле он не такой уж зеленый. Наконец, Эйфелева башня все время используется на модных фото для сакрализации чудесного прошлого или для воплощения образа Парижа как города любви. 

Все парижанки на фото высокие, худые, белые, молодые женщины. Картинки и тексты продуцируют некий идеализированный, мало связанный с реальностью образ Парижа и его жительниц.


7.jpg

Инес де ля Фрессанж — известная парижская модель и дизайнер. Она смогла монетизировать свой образ парижанки. И она и Жан-Поль Готье продают стереотип о том, что все парижанки ходят в тельняшках. 

6.jpg

Цифровое поколение продолжает продуцировать миф о Париже. Жанна Дамас развила личный медиа-бренд, используя все те же стереотипы об идеальной парижанке. 



Наконец, Эйфелева башня также подтверждает стереотипы. Она появляется не только в модном дискурсе, о ней много рисовали, писали стихи. Эйфелеву башню построили в 19 веке, для того времени авангард. 

Вопросы из зала

Как выглядит современная парижанка без стандартов и стереотипов?
Современные парижанки намного более разнообразные, чем то, что можно видеть в модных журналах. Это высокие и низкие, старые и молодые, с темной кожей и со светлой.

Существует ли в Лондоне такой же миф о лондонской женщине сопоставимой с мифом о La Parisienne?
Были моменты в истории, когда возникали какие-то образы, связанные с английскими женщинами. Например, девочка из Челси (Chelsea girl). Мои британские коллеги, которые исследуют именно британский костюм, смогут лучше об этом рассказать. Именно в 60-е Лондон стал таким модным городом. Из него появилось много имен, связанных с модой. Но никакого образа жительницы Лондона не сформировалось. Мне кажется, Лондон все же имеет в моде мужское лицо.

Что осталось за рамками мифа?
Больше всего в модном дискурсе исключается именно разнообразие. Модный дискурс формирует идеальный образ женственности, это если говорить про гендер. Если говорить про пространство, то в модном дискурсе практически не фигурирует периферия Парижа. В основном, возникают комфортные туристические места. Никакие потенциально негладкие, неотполированные и неглянцевые места почти не зарождаются. Поэтому формируется такое глянцевое видение женской красоты.

Анастасия Домнич

Подробнее о российско-британской магистратуре «Fashion Studies»

Получите ответы на все вопросы о поступлении и программе "Fashion Studies", заполнив нашу форму:


  



Спасибо!


 

Адрес приемной комиссии: 
applic@universitas.ru 
8 (495) 933-80-39


[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => [~PREVIEW_TEXT] => [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [PREVIEW_PICTURE] => [~PREVIEW_PICTURE] => [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 3711 [~EXTERNAL_ID] => 3711 [IBLOCK_TYPE_ID] => content [~IBLOCK_TYPE_ID] => content [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => 4 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => 4 [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 21.06.2017 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [FIELDS] => Array ( ) [PROPERTIES] => Array ( [PROGRAM] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2013-11-14 12:01:39 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Программа [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PROGRAM [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 6 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => A [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => Array ( [0] => 11115 ) [VALUE] => Array ( [0] => 3681 ) [DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [0] => 3681 ) [~DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [~NAME] => Программа [~DEFAULT_VALUE] => ) [VIDEO] => Array ( [ID] => 11 [TIMESTAMP_X] => 2012-09-13 14:55:43 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Видео [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => VIDEO [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 10 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 11 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Видео [~DEFAULT_VALUE] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( [PROGRAM] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2013-11-14 12:01:39 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Программа [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PROGRAM [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 6 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => A [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => Array ( [0] => 11115 ) [VALUE] => Array ( [0] => 3681 ) [DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [0] => 3681 ) [~DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [~NAME] => Программа [~DEFAULT_VALUE] => [DISPLAY_VALUE] => Индустрия моды: теории и практики/Fashion Studies [LINK_ELEMENT_VALUE] => ) ) ) [1] => Array ( [ID] => 3707 [~ID] => 3707 [IBLOCK_ID] => 4 [~IBLOCK_ID] => 4 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => Лекция Ксении Гусаровой «Границы моды и их нарушители» пройдет 20 июня в рамках дня открытых дверей магистерской программы «Индустрия моды: теории и практики» [~NAME] => Лекция Ксении Гусаровой «Границы моды и их нарушители» пройдет 20 июня в рамках дня открытых дверей магистерской программы «Индустрия моды: теории и практики» [ACTIVE_FROM] => 14.06.2017 [~ACTIVE_FROM] => 14.06.2017 [DETAIL_PAGE_URL] => /about/news/3707/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /about/news/3707/ [DETAIL_TEXT] => манекен.jpg На протяжении столетий мода одновременно привлекала и отвращала, восхищала и возмущала наблюдателей — не случайно такой популярностью пользовались модная сатира и карикатура. В моде находит наглядное выражение социальное неравенство, воплощаются излишества роскоши и расточительность элит. Модные причуды нередко бросают вызов приличиям и здравому смыслу. Таким образом, мода предстает нарушителем границ и правил, установленных в обществе, которые она постоянно пробует на прочность. Однако система моды имеет собственные границы и правила, и начиная с XX века на них все чаще посягают те, кому, казалось бы, вменяется в обязанность их охранять — модельеры и другие участники модного процесса (например, фотографы).

В лекции мы рассмотрим феномен, который можно назвать критикой моды средствами самой моды: выставление напоказ того, что должно оставаться скрытым, обнажение непарадной изнанки образцов красоты и совершенства в дизайнерских коллекциях и модной фотографии. Каков аналитический смысл и преобразовательный потенциал этих жестов? Как они меняют границы моды? Можно ли на самом деле говорить о критике — или же это лишь коммерческий трюк? Эти и другие вопросы станут предметом обсуждения.

Ксения Гусарова - кандидат культурологии, преподаватель программы «Индустрия моды: теории и практики» / Fashion Studies (МВШСЭН, Москва), старший научный сотрудник Института высших гуманитарных исследований РГГУ, старший преподаватель кафедры культурологии и социальной коммуникации РАНХиГС

После лекции вы сможете узнать о магистратуре "Индустрия моды: теории и практики". В дне открытых дверей примут участие руководитель магистерской программы, шеф-редактор журнала «Теория моды: одежда, тело, культура» Людмила Алябьева и преподаватель программы, культуролог Ксения Ельцова.

Время: 20 июня, 19:00
Место: Пречистенская наб., 11, стр.1, ауд.22

Вход свободный, необходима предварительная регистрация:

[~DETAIL_TEXT] => манекен.jpg На протяжении столетий мода одновременно привлекала и отвращала, восхищала и возмущала наблюдателей — не случайно такой популярностью пользовались модная сатира и карикатура. В моде находит наглядное выражение социальное неравенство, воплощаются излишества роскоши и расточительность элит. Модные причуды нередко бросают вызов приличиям и здравому смыслу. Таким образом, мода предстает нарушителем границ и правил, установленных в обществе, которые она постоянно пробует на прочность. Однако система моды имеет собственные границы и правила, и начиная с XX века на них все чаще посягают те, кому, казалось бы, вменяется в обязанность их охранять — модельеры и другие участники модного процесса (например, фотографы).

В лекции мы рассмотрим феномен, который можно назвать критикой моды средствами самой моды: выставление напоказ того, что должно оставаться скрытым, обнажение непарадной изнанки образцов красоты и совершенства в дизайнерских коллекциях и модной фотографии. Каков аналитический смысл и преобразовательный потенциал этих жестов? Как они меняют границы моды? Можно ли на самом деле говорить о критике — или же это лишь коммерческий трюк? Эти и другие вопросы станут предметом обсуждения.

Ксения Гусарова - кандидат культурологии, преподаватель программы «Индустрия моды: теории и практики» / Fashion Studies (МВШСЭН, Москва), старший научный сотрудник Института высших гуманитарных исследований РГГУ, старший преподаватель кафедры культурологии и социальной коммуникации РАНХиГС

После лекции вы сможете узнать о магистратуре "Индустрия моды: теории и практики". В дне открытых дверей примут участие руководитель магистерской программы, шеф-редактор журнала «Теория моды: одежда, тело, культура» Людмила Алябьева и преподаватель программы, культуролог Ксения Ельцова.

Время: 20 июня, 19:00
Место: Пречистенская наб., 11, стр.1, ауд.22

Вход свободный, необходима предварительная регистрация:

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => [~PREVIEW_TEXT] => [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [PREVIEW_PICTURE] => [~PREVIEW_PICTURE] => [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 3707 [~EXTERNAL_ID] => 3707 [IBLOCK_TYPE_ID] => content [~IBLOCK_TYPE_ID] => content [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => 4 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => 4 [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 14.06.2017 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [FIELDS] => Array ( ) [PROPERTIES] => Array ( [PROGRAM] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2013-11-14 12:01:39 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Программа [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PROGRAM [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 6 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => A [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => Array ( [0] => 11073 ) [VALUE] => Array ( [0] => 3681 ) [DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [0] => 3681 ) [~DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [~NAME] => Программа [~DEFAULT_VALUE] => ) [VIDEO] => Array ( [ID] => 11 [TIMESTAMP_X] => 2012-09-13 14:55:43 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Видео [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => VIDEO [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 10 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 11 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Видео [~DEFAULT_VALUE] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( [PROGRAM] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2013-11-14 12:01:39 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Программа [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PROGRAM [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 6 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => A [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => Array ( [0] => 11073 ) [VALUE] => Array ( [0] => 3681 ) [DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [0] => 3681 ) [~DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [~NAME] => Программа [~DEFAULT_VALUE] => [DISPLAY_VALUE] => Индустрия моды: теории и практики/Fashion Studies [LINK_ELEMENT_VALUE] => ) ) ) [2] => Array ( [ID] => 3688 [~ID] => 3688 [IBLOCK_ID] => 4 [~IBLOCK_ID] => 4 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => Татьяна Дашкова о моде в кино «оттепели» и «застоя» [~NAME] => Татьяна Дашкова о моде в кино «оттепели» и «застоя» [ACTIVE_FROM] => 02.06.2017 [~ACTIVE_FROM] => 02.06.2017 [DETAIL_PAGE_URL] => /about/news/3688/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /about/news/3688/ [DETAIL_TEXT] =>

Как должен одеваться советский человек? Ответ на этот вопрос менялся вместе с самим СССР, а одежда становилась свидетельством эпохи. Представляя магистратуру «Fashion Studies» МВШСЭН, о моде в советском кинематографе рассказала визуальный антрополог Татьяна Дашкова.

456789067.png

Татьяна Дашкова. Доцент Высшей школы европейских культур РГГУ, исследователь советской визуальной культуры, преподаватель магистратуры Fashion Studies. Автор книги «Телесность — Идеология — Кинематограф: Визуальный канон и советская повседневность» (М.: НЛО, 2013; серия «Кинотексты).

В советском кино мода присутствует в странном виде. В довоенных фильмах героини одеты скромно и неброско, что маркирует их простоту и близость массам. Красиво и эффектно выглядят только отрицательные персонажи. В фильмах «Близнецы» (1945) и «Волга-Волга» (1938) их одежда включает модные аксессуары: лисья горжетка, шляпка с перьями, брошка, перчатки. Показывалась не просто модная деталь, а вычурно-модная.

В книге Журавлева и Гронова о моде в СССР «Мода по плану» есть интересная мысль, что в советской России 30-х модными в первую очередь считались элементы роскоши. Поскольку производства модной одежды не существовало, люди использовали аксессуары. Например, если женщина накидывала лисью горжетку или песца, то это уже модная женщина.

Фильм «Карнавальная ночь» (1956) ознаменовал начало нового этапа в кинематографе того времени — в нем впервые мода выступила в качестве предмета показа.

Вспомним, как одета героиня Гурченко. — На ней платье New Look, повторяющее работы Диора 1947 года. То есть героиня одета в то, что было актуально в Европе и Америке десять лет назад. У нее покатые плечики, фонарики, длинные юбки, а в одной из сцен — стильное черное платье с белой муфтой.

unnamed (1).jpg


СССР страшно запаздывал от других стран. Можно представить, какие шок и зависть вызвали модели дома Диор, приехавшие на показ мод в Москве в 1959.

«За витриной универмага» (1955) вышел чуть раньше «Карнавальной ночи». Это первый советский фильм о магазине. В нем зрителям показывают красивый универмаг с разными отделами, где продаются вещи для детей и для взрослых. Магазин предстает словно город или целый мир. По своей проблематике это уже новое «оттепельное» кино. В фильме сформулированы совершенно новые постулаты, которые затем будут появляться и в других фильмах: во-первых, модно одеваться можно и нужно, что в этом нет ничего позорного; во-вторых, государство должно помочь человеку модно одеться и всячески способствовать тому, чтобы человек приобрел вещь, которую хочет.

unnamed (2).jpg


«За витриной универмага» — советская утопия. За прилавками культурные продавцы, царит изобилие, если какого-то товара нет — его сразу заказывают и привозят. В то же время в фильме показана теневая экономика, когда через магазин сбывают «левый» товар. На самом деле это очень значимая проблема для советской культуры — неповоротливость экономики государства, невозможность быстро реагировать на спрос и производить новое. Плановая экономика и мода — вещи несовместимые. Фабрики поставляют в магазины то, что им быстрее и легче производить, а не то, что нужно людям. «Теневики» либо спекулируют в магазинах дефицитным товаром, либо перепродают импортные вещи, либо оказывают какие-то услуги на дому («Легкая жизнь» (1964), «Берегись автомобиля» (1967)).

В кино появляются новые интересные персонажи — стиляги. О них снято не так много фильмов, но упоминание есть в каждом втором. Про стиляг целиком снят короткометражный фильм «Иностранцы» (1961) из альманаха «Совершенно серьезно». По сюжету журналист должен написать статью про стиляг. Стиляги принимают его за элегантно одетого иностранца и начинают заводить с ним дружбу, пытаются перепродать ему какие-то советские сувениры и вещи в надежде на то, что он обменяет их на импортные вещи: рубашки, галстуки и т.д.. Вдруг обнаруживают на его пиджаке советскую этикетку и в ужасе сбегают из квартиры. Стиляги изображены здесь карикатурно, как в журнале «Крокодил».


Стиляги — несоветское внутри советского. К ним опасливое отношение, потому что они выделяются среди серой массы как пестрая радуга. Советские люди одевались настолько серо и неброско, что даже чуть более яркая вещь другого кроя или вещь импортная моментально опознавалась.

Стиляги — люди сомнительные. Это люди, ориентирующиеся на Запад, потенциальные нарушители закона, потому что они связаны с фарцовщиками, перекупщиками. Такие вещи в СССР не производятся, следовательно, стиляги шьют их сами, переделывают или действительно покупают/обменивают у спекулянтов. В рамках советской культуры выглядеть не так, как все, порочно.

В то же время продолжается старая кинотрадиция одевать отрицательных персонажей в модную одежду и придавать им вычурные черты стиля. Чаще всего превосходно одеваются наводчицы или женщины каких-то бандитов высокого класса. — Татьяна Окуневская в фильме «Ночной патруль» (1957) в макияже, с приклеенными ресницами, в клипсах, бусах. Она ходит с укладкой даже дома.

Как только героиня Светланы Светличной в «Бриллиантовой руке» (1969) появляется на экране, становится ясно, что это не советская женщина. Она блондинка, ярко накрашена, в дорогих светлых импортных вещах. Светлые вещи — большая редкость.

unnamed (3).jpg


При этом с начала 60-х годов умение одеваться — важный культурный навык. Существует много фильмов о селе, о том, как проникают в его жизнь городские культурные практики. Например, в фильме «Дело было в Пенькове» (1957) героиня приезжает из города и одета принципиально иначе. Поначалу она ходит по селу в костюме и в туфлях, потом понимает, что это неудобно, неправильно, и переодевается как все: в ватник и сапоги. Но на свадьбу главному герою она дарит туфли — царский подарок по тем временам. В ситуации дефицита совершенно спокойно люди носили туфли на размер больше или на размер меньше. Подкладывали кусок ваты или заклеивали пятки, чтобы не стереть. То есть в советском фильме мужчина мог пойти в магазин и на глаз купить туфли своей девушке – если, они, конечно, там были.

В фильме «Иван Бровкин на целине» (1958) бригада начинает хорошо зарабатывать и решает пошить себе костюмы. Тем более один из целинников — закройщик. Они идут с Бровкиным покупать ткани, и когда продавец узнает, что они не из джаза, а с целины, то предлагает им лучший — китайский (!) — материал цвета «осенней степи». Закройщик учит их носить костюмы: брюки не следует заправлять в сапоги, а сами брюки не должны быть слишком широкими. Один из героев говорит: «Я не могу ходить в твоих дудочках. Стыдно мне». Потому что ширина брюк очень важный культурный маркер. Чем уже брюки, тем более сомнительный человек их носит.

В фильмах появляется преображение через одежду. В «Высоте» (1957), когда герой приходит на свидание с девушкой, он видит ее в странном наряде и осуждает. Героине нравится этот молодой человек, и она начинает воспитывать в себе хороший вкус. Главным маркером ее преображения становится желание сдержанно одеваться.

unnamed (4).jpg

Отдельная интересная практика в советском кино — дефиле. Все фильмы о дефиле всегда ироничные и смешные комедии («Девушка без адреса» (1958), «Старый знакомый» (1969), «Бриллиантовая рука» (1969)). В них всегда присутствует двойственность.

Во-первых, в ситуации дефицита нам показывают красивые вещи. Во-вторых, в обществе тихих и скромных женщин положение манекенщиц сомнительно. У них средний статус между актрисой и женщиной легкого поведения. Вроде бы они госслужащие, но ведут себя явно не так, как должны вести себя советские женщины. Отсюда повышенный к ним интерес, они богемны. Чаще манекенщицы (и манекенщики) отрицательные или комические персонажи.

Позднее, особенно в 80-е годы, общественный вкус меняется. В советских фильмах напрямую связываются женская модная одежда – и успех у мужчин. Чтобы обратить на себя внимание и удачно выйти замуж, девушка должна быть одета в эффектные импортные вещи. А поскольку их не было в магазинах, они приобретались у спекулянтов. В советском кино хорошо одетая женщина сразу становилась объектом повышенного внимания и обсуждения, а желание одеваться всячески поддерживалось ее друзьями и сотрудниками.

Анастасия Домнич


Фильмы по теме:

Одежда как маркер персонажа

  • «Волга-Волга» (1938), Г. Александров
  • «Близнецы» (1945), К. Юдин
  • «Ночной патруль» (1957), В. Сухобоков
  • «Бриллиантовая рука» (1969), А. Гайдай

Стиляги в кино

  • «Иностранцы» (1961), реж. Э. Змойро, альманах «Совершенно серьезно»
  • «Ход конем» (1962), реж. Т.Лукашевич

Кино, связанное с магазином:

  • «Девушка с характером» (1939), К. Юдин
  • «За витриной универмага» (1955), С. Самсонов

Рефлексия о моде в условиях плановой экономики:

  • «Красиво жить не запретишь» (1982), А. Васильев

Тема дефиле:

  • «Девушка без адреса» (1958), Э. Рязанов
  • «Старый знакомый» (1969), А. Кольцатый
  • «Бриллиантовая рука» (1969), Л. Гайдай

Преображение через одежду:

  • «Высота» (1957), А. Зархи
  • «Зигзаг удачи» (1968), Э. Рязанов
  • «Служебный роман» (1977), Э. Рязанов
  • «Самая обаятельная и привлекательная» (1985), Г. Бежанов


Подробнее о программе «Fashion Studies»


Если вы хотите больше узнать о магистратуре "Fashion Studies", заполните форму:

  



Спасибо!


 

Адрес приемной комиссии: 
applic@universitas.ru 
8 (495) 933-80-39


[~DETAIL_TEXT] =>

Как должен одеваться советский человек? Ответ на этот вопрос менялся вместе с самим СССР, а одежда становилась свидетельством эпохи. Представляя магистратуру «Fashion Studies» МВШСЭН, о моде в советском кинематографе рассказала визуальный антрополог Татьяна Дашкова.

456789067.png

Татьяна Дашкова. Доцент Высшей школы европейских культур РГГУ, исследователь советской визуальной культуры, преподаватель магистратуры Fashion Studies. Автор книги «Телесность — Идеология — Кинематограф: Визуальный канон и советская повседневность» (М.: НЛО, 2013; серия «Кинотексты).

В советском кино мода присутствует в странном виде. В довоенных фильмах героини одеты скромно и неброско, что маркирует их простоту и близость массам. Красиво и эффектно выглядят только отрицательные персонажи. В фильмах «Близнецы» (1945) и «Волга-Волга» (1938) их одежда включает модные аксессуары: лисья горжетка, шляпка с перьями, брошка, перчатки. Показывалась не просто модная деталь, а вычурно-модная.

В книге Журавлева и Гронова о моде в СССР «Мода по плану» есть интересная мысль, что в советской России 30-х модными в первую очередь считались элементы роскоши. Поскольку производства модной одежды не существовало, люди использовали аксессуары. Например, если женщина накидывала лисью горжетку или песца, то это уже модная женщина.

Фильм «Карнавальная ночь» (1956) ознаменовал начало нового этапа в кинематографе того времени — в нем впервые мода выступила в качестве предмета показа.

Вспомним, как одета героиня Гурченко. — На ней платье New Look, повторяющее работы Диора 1947 года. То есть героиня одета в то, что было актуально в Европе и Америке десять лет назад. У нее покатые плечики, фонарики, длинные юбки, а в одной из сцен — стильное черное платье с белой муфтой.

unnamed (1).jpg


СССР страшно запаздывал от других стран. Можно представить, какие шок и зависть вызвали модели дома Диор, приехавшие на показ мод в Москве в 1959.

«За витриной универмага» (1955) вышел чуть раньше «Карнавальной ночи». Это первый советский фильм о магазине. В нем зрителям показывают красивый универмаг с разными отделами, где продаются вещи для детей и для взрослых. Магазин предстает словно город или целый мир. По своей проблематике это уже новое «оттепельное» кино. В фильме сформулированы совершенно новые постулаты, которые затем будут появляться и в других фильмах: во-первых, модно одеваться можно и нужно, что в этом нет ничего позорного; во-вторых, государство должно помочь человеку модно одеться и всячески способствовать тому, чтобы человек приобрел вещь, которую хочет.

unnamed (2).jpg


«За витриной универмага» — советская утопия. За прилавками культурные продавцы, царит изобилие, если какого-то товара нет — его сразу заказывают и привозят. В то же время в фильме показана теневая экономика, когда через магазин сбывают «левый» товар. На самом деле это очень значимая проблема для советской культуры — неповоротливость экономики государства, невозможность быстро реагировать на спрос и производить новое. Плановая экономика и мода — вещи несовместимые. Фабрики поставляют в магазины то, что им быстрее и легче производить, а не то, что нужно людям. «Теневики» либо спекулируют в магазинах дефицитным товаром, либо перепродают импортные вещи, либо оказывают какие-то услуги на дому («Легкая жизнь» (1964), «Берегись автомобиля» (1967)).

В кино появляются новые интересные персонажи — стиляги. О них снято не так много фильмов, но упоминание есть в каждом втором. Про стиляг целиком снят короткометражный фильм «Иностранцы» (1961) из альманаха «Совершенно серьезно». По сюжету журналист должен написать статью про стиляг. Стиляги принимают его за элегантно одетого иностранца и начинают заводить с ним дружбу, пытаются перепродать ему какие-то советские сувениры и вещи в надежде на то, что он обменяет их на импортные вещи: рубашки, галстуки и т.д.. Вдруг обнаруживают на его пиджаке советскую этикетку и в ужасе сбегают из квартиры. Стиляги изображены здесь карикатурно, как в журнале «Крокодил».


Стиляги — несоветское внутри советского. К ним опасливое отношение, потому что они выделяются среди серой массы как пестрая радуга. Советские люди одевались настолько серо и неброско, что даже чуть более яркая вещь другого кроя или вещь импортная моментально опознавалась.

Стиляги — люди сомнительные. Это люди, ориентирующиеся на Запад, потенциальные нарушители закона, потому что они связаны с фарцовщиками, перекупщиками. Такие вещи в СССР не производятся, следовательно, стиляги шьют их сами, переделывают или действительно покупают/обменивают у спекулянтов. В рамках советской культуры выглядеть не так, как все, порочно.

В то же время продолжается старая кинотрадиция одевать отрицательных персонажей в модную одежду и придавать им вычурные черты стиля. Чаще всего превосходно одеваются наводчицы или женщины каких-то бандитов высокого класса. — Татьяна Окуневская в фильме «Ночной патруль» (1957) в макияже, с приклеенными ресницами, в клипсах, бусах. Она ходит с укладкой даже дома.

Как только героиня Светланы Светличной в «Бриллиантовой руке» (1969) появляется на экране, становится ясно, что это не советская женщина. Она блондинка, ярко накрашена, в дорогих светлых импортных вещах. Светлые вещи — большая редкость.

unnamed (3).jpg


При этом с начала 60-х годов умение одеваться — важный культурный навык. Существует много фильмов о селе, о том, как проникают в его жизнь городские культурные практики. Например, в фильме «Дело было в Пенькове» (1957) героиня приезжает из города и одета принципиально иначе. Поначалу она ходит по селу в костюме и в туфлях, потом понимает, что это неудобно, неправильно, и переодевается как все: в ватник и сапоги. Но на свадьбу главному герою она дарит туфли — царский подарок по тем временам. В ситуации дефицита совершенно спокойно люди носили туфли на размер больше или на размер меньше. Подкладывали кусок ваты или заклеивали пятки, чтобы не стереть. То есть в советском фильме мужчина мог пойти в магазин и на глаз купить туфли своей девушке – если, они, конечно, там были.

В фильме «Иван Бровкин на целине» (1958) бригада начинает хорошо зарабатывать и решает пошить себе костюмы. Тем более один из целинников — закройщик. Они идут с Бровкиным покупать ткани, и когда продавец узнает, что они не из джаза, а с целины, то предлагает им лучший — китайский (!) — материал цвета «осенней степи». Закройщик учит их носить костюмы: брюки не следует заправлять в сапоги, а сами брюки не должны быть слишком широкими. Один из героев говорит: «Я не могу ходить в твоих дудочках. Стыдно мне». Потому что ширина брюк очень важный культурный маркер. Чем уже брюки, тем более сомнительный человек их носит.

В фильмах появляется преображение через одежду. В «Высоте» (1957), когда герой приходит на свидание с девушкой, он видит ее в странном наряде и осуждает. Героине нравится этот молодой человек, и она начинает воспитывать в себе хороший вкус. Главным маркером ее преображения становится желание сдержанно одеваться.

unnamed (4).jpg

Отдельная интересная практика в советском кино — дефиле. Все фильмы о дефиле всегда ироничные и смешные комедии («Девушка без адреса» (1958), «Старый знакомый» (1969), «Бриллиантовая рука» (1969)). В них всегда присутствует двойственность.

Во-первых, в ситуации дефицита нам показывают красивые вещи. Во-вторых, в обществе тихих и скромных женщин положение манекенщиц сомнительно. У них средний статус между актрисой и женщиной легкого поведения. Вроде бы они госслужащие, но ведут себя явно не так, как должны вести себя советские женщины. Отсюда повышенный к ним интерес, они богемны. Чаще манекенщицы (и манекенщики) отрицательные или комические персонажи.

Позднее, особенно в 80-е годы, общественный вкус меняется. В советских фильмах напрямую связываются женская модная одежда – и успех у мужчин. Чтобы обратить на себя внимание и удачно выйти замуж, девушка должна быть одета в эффектные импортные вещи. А поскольку их не было в магазинах, они приобретались у спекулянтов. В советском кино хорошо одетая женщина сразу становилась объектом повышенного внимания и обсуждения, а желание одеваться всячески поддерживалось ее друзьями и сотрудниками.

Анастасия Домнич


Фильмы по теме:

Одежда как маркер персонажа

  • «Волга-Волга» (1938), Г. Александров
  • «Близнецы» (1945), К. Юдин
  • «Ночной патруль» (1957), В. Сухобоков
  • «Бриллиантовая рука» (1969), А. Гайдай

Стиляги в кино

  • «Иностранцы» (1961), реж. Э. Змойро, альманах «Совершенно серьезно»
  • «Ход конем» (1962), реж. Т.Лукашевич

Кино, связанное с магазином:

  • «Девушка с характером» (1939), К. Юдин
  • «За витриной универмага» (1955), С. Самсонов

Рефлексия о моде в условиях плановой экономики:

  • «Красиво жить не запретишь» (1982), А. Васильев

Тема дефиле:

  • «Девушка без адреса» (1958), Э. Рязанов
  • «Старый знакомый» (1969), А. Кольцатый
  • «Бриллиантовая рука» (1969), Л. Гайдай

Преображение через одежду:

  • «Высота» (1957), А. Зархи
  • «Зигзаг удачи» (1968), Э. Рязанов
  • «Служебный роман» (1977), Э. Рязанов
  • «Самая обаятельная и привлекательная» (1985), Г. Бежанов


Подробнее о программе «Fashion Studies»


Если вы хотите больше узнать о магистратуре "Fashion Studies", заполните форму:

  



Спасибо!


 

Адрес приемной комиссии: 
applic@universitas.ru 
8 (495) 933-80-39


[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => [~PREVIEW_TEXT] => [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [PREVIEW_PICTURE] => [~PREVIEW_PICTURE] => [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 3688 [~EXTERNAL_ID] => 3688 [IBLOCK_TYPE_ID] => content [~IBLOCK_TYPE_ID] => content [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => 4 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => 4 [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 02.06.2017 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [FIELDS] => Array ( ) [PROPERTIES] => Array ( [PROGRAM] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2013-11-14 12:01:39 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Программа [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PROGRAM [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 6 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => A [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => Array ( [0] => 11024 ) [VALUE] => Array ( [0] => 3681 ) [DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [0] => 3681 ) [~DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [~NAME] => Программа [~DEFAULT_VALUE] => ) [VIDEO] => Array ( [ID] => 11 [TIMESTAMP_X] => 2012-09-13 14:55:43 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Видео [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => VIDEO [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 10 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => 11 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Видео [~DEFAULT_VALUE] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( [PROGRAM] => Array ( [ID] => 6 [TIMESTAMP_X] => 2013-11-14 12:01:39 [IBLOCK_ID] => 4 [NAME] => Программа [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PROGRAM [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => 6 [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => A [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => Array ( [0] => 11024 ) [VALUE] => Array ( [0] => 3681 ) [DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [0] => 3681 ) [~DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [~NAME] => Программа [~DEFAULT_VALUE] => [DISPLAY_VALUE] => Индустрия моды: теории и практики/Fashion Studies [LINK_ELEMENT_VALUE] => ) ) ) ) [ELEMENTS] => Array ( [0] => 3711 [1] => 3707 [2] => 3688 ) [NAV_STRING] => [NAV_CACHED_DATA] => Array ( [frameMode] => [frameModeCtx] => /bitrix/templates/.default/components/bitrix/system.pagenavigation/.default/template.php ) [NAV_RESULT] => CIBlockResult Object ( [arIBlockMultProps] => Array ( ) [arIBlockConvProps] => [arIBlockAllProps] => Array ( ) [arIBlockNumProps] => Array ( ) [arIBlockLongProps] => [nInitialSize] => [table_id] => [strDetailUrl] => [strSectionUrl] => [strListUrl] => [arSectionContext] => [bIBlockSection] => [nameTemplate] => [_LAST_IBLOCK_ID] => 4 [_FILTER_IBLOCK_ID] => Array ( [4] => 1 ) [result] => Resource id #338 [arResult] => [arReplacedAliases] => [arResultAdd] => [bNavStart] => [bShowAll] => [NavNum] => [NavPageCount] => [NavPageNomer] => [NavPageSize] => 10 [NavShowAll] => [NavRecordCount] => [bFirstPrintNav] => 1 [PAGEN] => [SIZEN] => [SESS_SIZEN] => [SESS_ALL] => [SESS_PAGEN] => [add_anchor] => [bPostNavigation] => [bFromArray] => [bFromLimited] => [sSessInitAdd] => [nPageWindow] => 5 [nSelectedCount] => [arGetNextCache] => Array ( [ID] => [IBLOCK_ID] => [IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => [ACTIVE_FROM] => [DETAIL_PAGE_URL] => [DETAIL_TEXT] => 1 [DETAIL_TEXT_TYPE] => [PREVIEW_TEXT] => 1 [PREVIEW_TEXT_TYPE] => [PREVIEW_PICTURE] => [LANG_DIR] => [SORT] => [CODE] => [EXTERNAL_ID] => [IBLOCK_TYPE_ID] => [IBLOCK_CODE] => [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => ) [bDescPageNumbering] => [arUserMultyFields] => [SqlTraceIndex] => [DB] => CDatabase Object ( [version] => [escL] => ` [escR] => ` [alias_length] => 256 [DBName] => zhukova_idex [DBHost] => localhost [DBLogin] => zhukova_idex [DBPassword] => yAdinhpdex [bConnected] => 1 [db_Conn] => Resource id #117 [debug] => [DebugToFile] => [ShowSqlStat] => [db_Error] => [db_ErrorSQL] => [result] => [type] => MYSQL [column_cache] => Array ( ) [bModuleConnection] => [bNodeConnection] => [node_id] => [bMasterOnly] => 0 [obSlave] => [cntQuery] => 0 [timeQuery] => 0 [arQueryDebug] => Array ( ) ) [NavRecordCountChangeDisable] => [is_filtered] => [nStartPage] => 1 [nEndPage] => [resultObject] => ) )