На «Осенних чтениях» о своих проектах рассказали выпускники Шанинки

06.10.2015
В Шанинке прошли «Осенние чтения» — межфакультетская конференция, которая позволит слушателям МВШСЭН лучше познакомиться с академическими возможностями разных факультетов и друг с другом. В рамках первого дня «Чтений» с рассказом о своих проектах выступили трое выпускников Школы: Екатерина Куксо (Практическая психология), МаркСимон (Международная политика) и Артемий Кравченко (Public History). 

1-IMG_0178.JPG


1-D04A6760.JPG
Доклад Екатерины Куксо был посвящен анализу взаимосвязей профессиональных социальных сетей в школе и образовательных результатов (Екатерина работает и продолжает обучение в аспирантуре Института образования НИУ ВШЭ). Методика Social Network Analysis, о которой шла речь в докладе, изначально разрабатывалась в психологии. В течение последних десятилетий она применялась в очень разных сферах: как в борьбе с террористической угрозой (например, такой тип анализа позволяет выявить наиболее значимые ячейки подпольной сети), так и в политике, алгоритмах поисковых систем и образовании.
Екатерина рассказала о результатах исследования «Социальный капитал образовательных организаций», в рамках которого изучались неформальные социальные связи сотрудников школ в пяти регионах России. Оказалось, что заместители директора зачастую являются более авторитетной в профессиональном отношении фигурой, чем директора. Во многих школах они и наиболее влиятельные учителя берут на себя так называемое педагогическое лидерство. Директора же часто выполняют более формальные, «менеджерские» функции, связанные с финансами и отчетностью (в подтверждение Екатерина сослалась на данные международного сопоставительного исследования TALIS, которое, впрочем, подтверждает значительную административную загруженность и директоров, и учителей). 
Исследование показало, что в успешных школах, как правило, более интенсивные горизонтальные связи между учителями, но при этом не выявило существенных региональных различий — в большей степени они характерны для школ внутри одного субъекта. Помимо аналитической части, в рамках проекта для руководителей образовательных организаций сейчас разрабатывается ряд методик, направленных на «развенчание профессионального одиночества» учителя. Кроме того, как выяснилось в исследовании, некоторые директора разработали свои техники создания профессиональных сообществ в школе.
 

1-D04A6767.JPG
Марк Симон рассказал об учебном курсе «Культура и политика: XX век и после» (Марк преподает в Шанинке и в Институте общественных наук РАНХиГС), в рамках которого он читает блок “Music and Politics”, посвященный политической социологии музыки (политической и социальной обусловленности музыкального производства). С конца 70-х гг. XX века в социогуманитарных науках начинает набирать силу дискурс о музыке как об универсальном языке описания действительности. Музыка является частью культуры в плане создания организованного набора смыслов, оставаясь при этом одним из инструментов мобилизации и политизации. Одно и то же произведение может по-разному восприниматься и играть различные роли в разных контекстах (например, песня «И Ленин такой молодой» в исполнении Иосифа Кобзона и она же — в исполнении Егора Летова). Наиболее же интересным является вопрос о том, как музыка работает на производство различных форм коллективной идентичности (гендер, раса, класс, нация) и как устроены различные институты, предлагающие данные формы (правозащитные организации, политические 1 партии). 

1-D04A6781.JPG
Наконец, Артемий Кравченко рассказал о своем исследовании отражения процесса десталинизации в детских журналах в эпоху Перестройки и ранний постсоветский период. Основными источниками выступили журналы «Пионер», «Костер» и «Трамвай» (первые два выходят до сих пор, причем тираж «Пионера» в советское время доходил до 1,5 млн экземпляров). В рамках исследования акцент делался на трех основных вопросах: когда и как сталинизм «приходит» к детям, как он представлен и почему он исчезает. 
Запуск общественной дискуссии о десталинизации в СМИ во время Перестройки состоялся в 1987 году: в этот период начинаются первые громкие дискуссии о сталинизме на страницах советской прессы. Градус полемики был при этом настолько высок, что в 1988 г. было принято решение об отказе от выпускного экзамена по истории в школах — он был заменен на собеседование. Постепенно, хотя и с некоторой задержкой (на 1,5-2 года), данный дискурс начинается «врываться» и в детские СМИ. Сталинизм появляется в детских журналах в контексте дидактики (появления взрослой фигуры, поясняющей, как следует воспринимать происходящее в стране), в рамках рассказов о судьбах конкретных исторических фигур, которые ранее были табуированы (Ахматова, Мандельштам), а также текстов, связанных с личным лагерным опытом, причем часто последний подавался как что-то положительное, хотя впоследствии на страницах журналах появляется, например, «В круге первом». К трем вышеперечисленным довольно серьезным жанрам и сводится основной массив информации о сталинизме в детских журналах в эту эпоху, а что-то иное встречается крайне редко, хотя чуть позже и появляется эпистолярное осмысление эпохи со стороны детей и их самостоятельные заявления (письма в журнал). 
С распадом СССР дискурс о сталинизме в детских журналах постепенно сходит на нет. Наибольший интерес, однако, представляют причины этого феномена. Представляется неверным объяснение, заключающееся в том, что данная тема потеряла свое место на страницах, так как журналы взяли линию на деполитизацию — это не так: политизированность «Пионера» в 92-93 годах только возрастает (яркий пример — карикатура на Гайдара, отнявшего у девочки учебники и т.д.). 
По мнению докладчика, можно выделить два фактора, объясняющих произошедшее: во- первых, это замена в массовом сознании травмы сталинизма — травмой потери государства и экономического коллапса (здесь он ссылается на работы Гасана Гусейнова), во-вторых, это провал попыток создания подходящей модели, позволяющей рассказывать детям о сталинизме (дидактические формы здесь оказались довольно беспомощными, а для развлекательных попросту не находится места). «Внутренняя стена» десталинизации, таким образом, до сих пор остается недорефлексированной и непреодоленной. 


Материал подготовил Никита Крыльников