Доклад "Суверенитет как практика и манифестация: к теоретической археологии петровских реформ" пройдет в рамках семинара по интеллектуальной истории 21 февраля

08.02.2017
Спикер: Кирилл Осповат, кандидат филол. наук, научный сотрудник Института славистики Университета Гумбольдта (Берлин, Германия)
21 фев .jpg
В профессиональной историографии и общественном воображении петровские реформы представляют собой важнейшую точку отсчета для новой и новейшей истории России: именно тогда определились контуры авторитарной государственности, берущей на себя преобразование своих подданных и их коллективного существования. В докладе пойдет речь об одном из возможных подходов к истолкованию петровских реформ, которые не исходили бы из анахронистических и некритически понятых представлений о само собой разумеющейся государственной рациональности или неизбежной модернизации. Действия Петра будут вписаны в сложный контекст западноевропейских представлений начала Нового времени о суверенной власти и ее практических осуществлениях, а также прочтений этой эпохи в политической философии ХХ-ХХI вв. (Карл Шмитт, М. Фуко, Дж. Агамбен). Наряду с каноническими элементами петровской «модернизации» (учреждение Академии наук) в фокусе рассмотрения окажутся не менее известные, но хуже объяснимые высочайшие практики «варварского» насилия – в первую очередь убийство царевича Алексея. 
Доклад будет посвящен реконструкции политико-символических представлений, стоявших за полным чрезвычайных мер правлением Петра I. Их анализ будет опираться на предложенную Фуко модель «археологического» исследования – восстановления глубинных уровней культурного сознания, скрытых от нас позднейшими рационализирующими нарративами и оперирующих вытесненными с тех пор сходствами и смежностями. В поздних лекциях Фуко и у его ученика Дж. Агамбена этот подход был применен к представлениям о правлении, gouvernmentalité. Смежная по материалу с более традиционной историей идей, «археология» такого рода методологически отличается от нее: если история идей говорит об обособленных друг от друга учениях, их авторах и путях распространения, то археология выявляет более глубинные пласты коллективного мышления, где стирается разница между теорией и практикой, и противоположные высказывания оказываются соседними симптомами общих фундаментальных вопросов. Кроме прочего, этот подход позволяет оценить теоретический потенциал эклектичного рукописного корпуса переводов политической и иной литературы, создававшегося в петровскую эпоху и до сих пор не привлекавшего сколько-нибудь серьезного внимания историков. 
Центральной категорией реконструируемого таким образом политического сознания оказывается сложное понятие суверенитета, восстановленное в ХХ в. Карлом Шмиттом и другими теоретиками по его следам. Описанный мыслителями от Макиавелли и Жана Бодена до Гоббса, суверенитет был не просто юридическим обозначением верховной власти, но подразумевал сложную диалектику явного и скрытого, принципа и проявления, причины и следствия. По формулировке Шмитта, «суверен есть тот, кто объявляет чрезвычайное положение». Это значит, что любой порядок власти и законности необходимо опирается на внеположные ему исключительные ситуации насилия. Это объясняет роль террора – зрелищных и произвольных кар, не объяснимых обычным правом – и переворота как двух практических и символических основ русской императорской власти в петровскую эпоху и последующие десятилетия. Публичная казнь есть манифестация (Фуко) чрезвычайного суверенитета, основанного на насилии; она демонстративно-избыточна и часто не имеет политико-прагматического объяснения, но в качестве практики и зрелища обнаруживает и утверждает символическую конструкцию власти. Суверенитет в этом смысле взывает к археологическому подходу и удваивает его: его единичные проявления выступают иероглифами (или, в терминах Беньямина, аллегориями) более общей концептуальной модели и тем самым производят ее. 
Исторический анализ в представленном докладе будет разворачиваться по этой же траектории: единичные практики и эпизоды петровского царствования будут пониматься как знаки сложных представлений о характере и задачах власти. В значительной степени доклад будет при этом опираться на достижения культурно-семиотического подхода к петровской эпохе, от Ю.М. Лотмана и Б.А. Успенского до Э. Зицера, М.Б. Плюхановой и К.Ю. Рогова. Важнейшее методологическое достижение этого подхода состоит в констатации демонстративно-символического, квази-эстетического характера действий Петра. Продолжая этот подход, имеет смысл укоренить петровскую «политическую эстетику» в глубинных структурах политического мышления и опиравшихся на них практиках суверенитета Европы начала Нового времени. Точкой приложения для этого методологического эксперимента будет в данном случае серия эпизодов, относящихся к 1718 г. и связанных с делом царевича Алексея. 
В событиях этого времени скрестились главные практики власти, определившие характер петровского периода и его реформ: канонизированное в историографии учреждение государственного образования в виде Академии наук, воплощенный в Кунсткамере импорт западного медицинского знания, и не менее известные, но хуже объясненные стратегии избыточного террора, доведенные до предела в судебном преследовании и убийстве наследника престола. В предлагаемом докладе речь пойдет о том, что это пересечение не было ни случайным, ни локально-русским: как хорошо известно после Фуко, медицина и карательная юриспруденция и на практике, и в теории существовали в Европе как смежные политические технологии тела, системы представлений и процедур, делавших тело объектом политической власти. Демонстративный террор и пропаганда анатомического знания (как и других форм западной науки), иногда совпадавшие, исполняли в системе петровской власти двойную функцию. С одной стороны, они учреждали определенное нормативное и нормирующее знание о политическом, нравственном, и физиологическом обличии подданных. С другой стороны, они демонстрировали систему «политической анатомии», в которой буквальное и метафорическое здоровье государственного тела было немыслимо без перформативного, «хирургического» вмешательства чрезвычайного суверенитета, без чрезвычайного положения и террора. 

Список рекомендуемой литературы:
  • Бушкович П. Петр Великий: Борьба за власть (1671-1725). СПб., 2008. Гл. 9-10.
  • Лотман Ю.М., Успенский Б.А. Отзвуки концепции «Москва Третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) // Успенский Б.А. Избранные труды. Т. 1. М., 1996.
  • Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. М., 1999. Ч. 1. Казнь. 

Время: 21 февраля, 19.00 
Место: Медиалофт (Пречистенская набережная, д. 11, корпус 1, аудитория 11)  
За дополнительной информацией по участию в семинаре вы можете обращаться к Елизавете Уголевой: pochta.lilu@gmail.com, + 7 925 349 81 47 

Необходима предварительная регистрация: 

Семинар по интеллектуальной истории А. Л. Зорина на базе Московской Высшей Школы Социальных и Экономических Наук призван осмыслить функции историко-филологического знания в современном контексте гуманитарных и социальных наук. Семинар проводится раз в месяц, как правило, в третий вторник месяца. 


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2