«То, что происходит у нас на полках, это и есть междисциплинарность». Интервью с директором библиотеки Шанинки

20.06.2019
Интервью с директором библиотеки Шанинки


За полгода библиотека Шанинки в Газетном переулке успела обустроиться на новом месте, обрасти событийной программой и стать новой средой обитания для студентов и преподавателей.

Мы поговорили с директором библиотеки Вероникой Хомяковой о том, как устроена новая библиотека и что её ожидает в обозримом будущем.





Моя работа в библиотеках началась с того, что однажды у меня в руках оказался выпуск журнала «Афиша» о героях современности с большим интервью Бориса Куприянова и Сергея Капкова. Они тогда только пришли в Департамент культуры Москвы. И меня так вдохновило это интервью, что я написала одному и второму: «Здравствуйте, вы такие классные, я готова помогать вам на каких угодно условиях!».

Через несколько месяцев — я уже и забыла о своём письме — мне ответил Куприянов. На встрече с ним было несколько ребят, которые позже стали командой МГБЦ (сейчас Московская дирекция по развитию культурных центров). Они придумали новый формат библиотеки — городская гостиная — и разработали 5 пилотных проектов на основе действующих библиотек, где новую концепцию планировалось реализовать.

Я стала одним из кураторов этого проекта. А какое-то время спустя бывшая коллега пригласила меня на встречу в Центр культурных инициатив Новой Москвы. Для Новой Москвы все столичные преобразования тогда были в новинку. Ещё недавно эти сельские библиотеки работали пару дней в неделю с 12 до 18, а тут их внезапно присоединяют к Москве: московский график, столичная посещаемость, федеральная Библионочь — и ни единой копейки сверху. Они, конечно, были в шоке.

Вместе с коллегами из ЦБС «Новомосковская» я составляла разговорник библиотекаря, методички по общению с читателями и проведению мероприятий, разрабатывала дизайн-проекты и концепции работы нескольких библиотек. Однажды даже стены перекрашивала! После общего ремонта здания (библиотека располагалась в местном Доме Культуры) стены оказались не белыми, как было нужно дизайнерам. Пришлось заново покупать краску, и следующим утром я, моя мама, директор ЦБС и ещё несколько ребят перекрашивали стены в библиотеке посёлка Коммунарка.


Об учёбе и последующей работе в Шанинке


Однажды Шанинка проводила выездной семинар для сотрудников Центра культурных инициатив Новой Москвы. Я оказалась в группе у декана факультета социокультурных проектов Ольги Карповой. За три дня сознание перевернулось — мы вообще не понимали, что происходит. Почему, например, выставка, посвящённая Великой Отечественной войне, для учреждений культуры не проект? Это же общественная память, это нужно людям! А Зуев, который вёл семинар, говорит: «Это не проект. Это ваша основная деятельность. Не просветительская, не факультативная, не экспериментальная».

Кто-то заявляет: «А нам нужно кинозал отремонтировать». Ректор снова: «Это не проект». Как не проект, это же необходимо! «Ну это вам необходимо, а людям, может быть, не очень».

Под впечатлением от семинара я отучилась в Шанинке на управлении социокультурными проектами, в британской магистратуре. Но магистерскую дописать не успела: моего сокурсника Олега Жадёнова — нынешнего директора Библиотек Юго-Востока Москвы — пригласили заведовать библиотекой №10 на Красногвардейском бульваре, и он предложил мне присоединиться к команде.

Там мы делали всё с нуля, почти без бюджета — буквально распиливали и заново собирали стеллажи для книг. Многое из того, что мне важно реализовать сейчас в Шанинке, сформировалось ещё в «Десятке». Например, я считаю, что самое важное в библиотеке то, что происходит в ней каждый день, а не на особых мероприятиях. Потом я пару раз навещала коллег — и чувствовала себя в хорошо известной мне библиотеке: по крайней мере, стены там остались прежними.


За три дня на семинаре Шанинки сознание перевернулось — мы вообще не понимали, что происходит. Кто-то заявляет: «А нам нужно кинозал отремонтировать». Ректор: «Это не проект». Как не проект, это же необходимо! «Ну это вам необходимо, а людям, может быть, не очень».


С чем сегодня конкурируют библиотеки за посетителя? С кинотеатрами, торговыми центрами и т.п. Получается, библиотека пытается быть не собой. Приходят люди, которым нужны не книги или знания, а место, чтобы поесть чипсы. Зачем библиотеке такие посетители? После всех реформаторских преобразований часть людей из библиотек ушла — у них пропало место, где они могли спокойно встретиться, полистать газету. Поэтому думаю, рано или поздно публичные библиотеки вернутся к миссии, которую сейчас утратили.

Директором в библиотеку Шанинки меня взяли, кажется, как кота в мешке. Я участвовала в конкурсе «Лучший библиотекарь» с проектом «Открытые мастерские в Москве». Это была адаптация петербургского эксперимента, где современные художники устроили в одной из публичных библиотек свои мастерские. И мы решили сделать так же в «Десятке». Посмеялись с мужем, что сейчас выиграем приз на детскую коляску перед моим уходом в декрет. И действительно выиграли.

Со временем московский эксперимент сошёл на нет, но библиотека получила новый импульс: сейчас там активно проходят выставки и развиваются партнёрские программы.

После конкурса мне написали из Шанинки, позвали управлять академической библиотекой. Я отвечаю: всё отлично, вот сейчас рожу — и сразу выйду. Но главное, что конкурс на лучшего библиотекаря совсем не об управленческих навыках, а лишь о проектировании. Но, к нашему обоюдному счастью, вся оперативная деятельность в библиотеке на Красногвардейском бульваре тоже лежала на мне, и многие процессы были мне понятны.


О междисциплинарности на книжных полках и авторском подходе к их наполнению


Уникальность библиотеки Шанинки не в том, что у нас тематически подобрана литература по социологии, политологии, философии и т.д. А в том, что это экспертная подборка — книги, которые рекомендуют Виктор Вахштайн, Ольга Карпова, Дмитрий Дождев, Григорий Юдин и другие деканы. В школе и программы, по сути, авторские: нет такого, что человек учится «на историческом факультете» — он изучает Public History или «Историю советской цивилизации». Или социокультурный менеджмент. Или политическую философию. Это очень узкие специализации — библиотека здесь даже не претендует на формирование книжной повестки, за ней следят деканы.

При этом вы здесь не найдёте полок, на которые можно указать «Это полка Вахштайна», к примеру. Это уже наше решение, в какой раздел отправится книга. Скажем, политологи заказали книгу о человеческих взаимоотношениях. А она оказалась не в политологии, а в психологии, потому что тематически больше подходит сюда.

Сейчас много говорят про междисциплинарность — гуманитарные дисциплины пересекаются, и факультеты, так или иначе, взаимодействуют друг с другом. И то, что происходит у нас на полках, это она и есть.

Авторская подборка — это и гарантия того, что ты найдёшь только хорошие книги и никакого мусора. У меня в Шанинке менеджмент преподавал Зуев, и на первом занятии мы ему задали вопрос: «А какие, собственно, учебники? Какие книжки читать?». На что Сергей Эдуардович ответил: «Ваше собственное критическое мышление должно помочь вам отобрать книги». Поэтому тот факт, что библиотеку наполняют деканы, говорит, что здесь точно нет проходной литературы.

Если ты плаваешь в теме, в Шанинке можно найти если не блестящую, то базовую литературу как минимум. Особенно это касается иностранной литературы: среди таких книг в Шанинке много тех, что нельзя скачать в интернете.


Библиотекой пользуются не деканы, а студенты. Если хотя бы один проголосовал за то, чтобы оставить книгу, выбранную для списания, она останется в библиотеке


Книги у нас в одном-двух экземплярах. Фонд открыт — все книги находятся в общем доступе. В этом мы опередили публичные библиотеки, которые только сейчас открывают фонды — и то не полностью. У нас, наоборот, недавно только появился архив!

Подборку формирует декан, и, конечно, он принимает решение, какие книги ему сейчас нужны, а какие — нет. Университетские библиотеки, как правило, накапливают книги — у нас позиция другая: мы за актуальные знания, актуальные исследования. Если эксперты Шанинки считают, что книга, выпущенная в 1950 — 1960-х гг., до сих пор актуальна, она никуда не денется. Всё, что морально устарело, списывается.

Но библиотекой пользуются не деканы, а студенты. И вот они могут решать, какие книги им хочется оставить на полках. Мы отправляем им список — и если хотя бы один проголосовал за то, чтобы оставить книгу, выбранную для списания, она остаётся в библиотеке.


Учебный курс по Library Skills


Осенью мы хотим перезапустить учебный курс по академической работе, для которой и создана библиотека. Это будет открытый курс, для всех факультетов, скорее всего, факультативный. Как пользоваться электронными ресурсами? Как составить библиографический список для своей работы? Чем академический текст отличается от неакадемического? Вот стоят в библиотеке книги, а что с ними делать, не всем ясно.

Многие, к примеру, ищут книги просто по формулировке темы своего эссе. Забивают в каталоге, допустим, «велосипедизация Москвы» — и, естественно, ничего не находят. А можно забивать «транспорт», «городское пространство», можно не ограничиваться Москвой — теория же общая. Эти технические навыки, как создавать информационные поля по своей теме, не у всех развиты. А ни один библиотекарь не разложит за тебя твою научную тему.


О библиотеке Шанинки как общественном пространстве


Академическая библиотека в первую очередь должна поддерживать исследовательскую работу студентов и преподавателей. Но мы смотрим на задачу шире: не только выдавать книги, а давать студентам больше возможностей делать здесь что-то своё. Если студенты хотят устроить ридинги, пожалуйста. Если хотят провести экофестиваль, пожалуйста. Мы хотим, чтобы сюда приходили для разного, и обеспечиваем ту часть, что происходит после академического процесса. Лекция закончилась, семинар прошёл — остаётся библиотека.

Библиотекарь должен стать невидимым для пользователя. Человек пришёл — и должен автоматически считывать, как что устроено и что где происходит, понимать правила и участвовать в их создании. Для этого мы сформировали библиотечный совет, где и студенты, и выпускники могут высказаться о любых концептуальных моментах. Не как в РГБ, где ты сначала проходишь контроль, оформляешь читательский, ждёшь — и чувствуешь, что постоянно преклоняешься перед этим Храмом Науки, вымаливаешь у него какую-то информацию.


Библиотекарь должен стать невидимым для читателя. Человек пришёл — и должен сразу считывать, что где происходит, понимать правила и участвовать в их создании.


Наша идея — сделать библиотеку неиерархичной. Именно поэтому мы, в частности, вынесли ресепшн из читального зала. Там ты предоставлен самому себе: можешь поставить стол, как тебе нравится, можешь уединиться в застеклённой переговорке. Библиотека должна стать своей, а границы — только взаимными.

Расскажите нам по этой ссылке о своих впечатлениях о библиотеке Шанинки в Газетном!