«Наша цель — не построить бизнес. А сделать так, чтобы люди с ментальными особенностями могли работать». Запись лекции руководителя инклюзивных мастерских «Простые вещи» Маши Грековой в Шанинке

12.11.2019

В октябре в Шанинке прошла первая встреча публичного лектория Social Work — открытых встреч с руководителями и идеологами социальных проектов, которые помогают людям с ментальными особенностями, воспитанникам детских домов и приёмных семей интегрироваться и быть частью большого общества уже сейчас. На ней выступила руководитель инклюзивных мастерских «Простые вещи» Маша Грекова.

В проекте «Простые вещи» взрослые с особенностями развития психики и интеллекта занимаются с мастерами и художниками в столярной, керамической, швейной, кулинарной и графической мастерских.

Меньше чем за 2 года работы «Простые вещи» стали одним из самых ярких социальных проектов в России, который поставляет продукцию своих мастеров для IKEA и сотрудничает с Комитетом по социальной политике Санкт-Петербурга по их дальнейшему трудоустройству и интеграции.

Приводим расшифровку выступления Маши Грековой с незначительными сокращениями.



Вокруг нас много разных людей, и это не страшно. Наоборот, может быть очень интересным — важно только найти точку соприкосновения. И «Простые вещи» — это точка соприкосновения: инклюзивное пространство, куда может зайти каждый человек и начать взаимодействовать с людьми другого типа.

В наших мастерских нет разделения на диагнозы: мы не говорим, что работаем только с теми, у кого расстройствами аутистического спектра, или только с людьми с синдромом Дауна. Среди тех, кто к нам приходит, есть люди с врождёнными заболеваниями и те, у кого психическое расстройство наступило в зрелом возрасте.

Поначалу никто не хотел идти к нам в мастерские — мы ходили по школам, по знакомым знакомых. До тех пор, пока наш друг-журналист не написал о «Простых вещах»: в одночасье о нас узнало много людей, появились первые меценаты.

Главное в социальном предпринимательстве — это мотивирующая идея в основе проекта. Мы решили делать упор на продукцию, которая создаётся в мастерских. Чем «Простые вещи» отличаются от похожих мастерских? У нас в команде один психолог, а остальные — люди с высшим художественным образованием: керамисты, художники-аниматоры, швеи. То есть

  • люди, которые знают, как делать красивые вещи,
  • и люди, у которых есть педагогический опыт.

Многие из них изначально были волонтёрами, сейчас «Простые вещи» — их основная работа.

Почему педагоги пришли в «Простые вещи» волонтёрами? Это резонировало с нашим личным отношением к проекту. Концепция инклюзивных мастерских в том, что у тебя не должно быть какого-то специального образования, чтобы начать общаться с человеком с ментальными особенностями. Если ты максимально открыт, заботишься о своём и его личном пространстве, контакт у вас сложится так или иначе.

Мы ставим задачу педагогам не в формате «Давай я буду платить тебе 30 тыс. руб., а ты будешь ходить сюда 4 раза в неделю», а в формате «Давай попробуем вместе изменить отношение к особенным людям» — нашим мастерам это было интересно, и они становились волонтёрами. Если бы на старте нам не поверили, ничего бы, наверное, и не произошло.

Сейчас во всех инклюзивных мастерских «Простые вещи» занимаются 50 взрослых и 10 подростков. Это максимум. Откроется инклюзивное кафе «Огурцы», сможем взять ещё 12 человек.


Как автоматизировать работу инклюзивных мастерских и рассчитать свои объёмы производства?


Нашей первой бизнес-задачей было разбить производство всех вещей, которые мы изготавливаем, на простые операции и начать обучать им ребят, которые к нам ходят. Мы обозначили первый пул продукции и разложили его на такие операции. Например, чтобы слепить керамическую кружку, нужно сначала раскатать пласт материала на специальном станке (мы назвали его губораскаточным — это была наша первая инвестиция в производство). Дальше вырезаете кусок прямоугольной формы и слепляете его края по шву. Затем к получившемуся цилиндру прилепляете дно и обжигаете изделие в печи.

Эти операции может сделать даже человек с сильной спастикой рук.

руководитель инклюзивных мастерских «Простые вещи» Маша Грекова

После того, как вы всё это разложили на операции, нужно просчитать возможные объёмы производства! Например, производительность керамической мастерской зависит либо от того, сколько кружек могут слепить ваши люди, либо от того, сколько этих кружек влезает в вашу печь. Сейчас, когда «Простые вещи» подросли, мы считаем ёмкость керамического производства по объёму нашей печи (280 кубометров), так как в день лепим больше, чем обжигает печь.

План того, сколько продукции они могут произвести в месяц, практически ни у кого из известных мне инклюзивных производств не просчитан. И его действительно сложно посчитать — мы сделали это только через 8 месяцев с начала работы. Но предварительный расчёт важен для того, чтобы хоть что-то прогнозировать.


Позиционирование социального бизнеса в работе с заказчиками


Когда вы работаете с бизнесом как B2B, откажитесь от позиции, что вам нужно помочь. Вы сами взялись делать своё хорошее дело — никто не обязан помогать вам в этом. Помните: если заказчик/партнёр платит за ваш продукт больше, чем за его аналог в Китае, важно дать ему что-то, помимо этого продукта!

Мы брендируем свои изделия символикой заказчика, проводим совместные пиар-акции со своими партнёрами, интегрируем их в свои мероприятия. Чем гибче вы в производстве и продвижении своей продукции, тем легче будет вести диалог с бизнесом.

В первые месяцы мы жёстко стояли на том, что будем рисовать и лепить только то, что понятно нашим особым художникам. Но заказчикам нужно разное! А художникам иногда нужно переключиться с одинаковых чашек, которые они лепят ежедневно, на фигурки машин и с портретов Пушкина — на другие загогульки.

фото: «Простые вещи»

Чтобы ваше производство было коммерчески устойчивым, важно понять: не всегда придётся делать то, что вы хотите или умеете.


Как интегрировать волонтёров в социальное производство?


У «Простых вещей» 160 постоянных волонтёров. Важно знать, сколько людей придут вам на помощь. Благодаря им мы можем брать заказы большего объёма.

Однажды мы опросили своих волонтёров, почему они остаются с нами:

  • Максимальная свобода всего: ты сам выбираешь свой график, к тебе не прикрепляют наставников и даже не относят к определённой мастерской — ты сам вписываешься в рабочее расписание. Если не можешь прийти, просто сообщаешь об этом координатору.
  • Волонтёры могут обучаться у мастеров-профессионалов в наших инклюзивных мастерских и имеют скидки на «Простые вещи».

У нас открытое пространство — и мы всем говорим: ребята, можете просто так к нам прийти, на чашку чая. Для этого необязательно становится волонтёром. Но если вы хотите им стать, нужно прийти на ознакомительную встречу, где я рассказываю об особенностях наших ребят и объясняю отдельные понятия, важные при взаимодействии. Например, у кого-то из особых мастеров плохо с ощущением границ другого человека, и если человек, который пришёл волонтёрить, об этом не знает, общение здесь будет для него энергозатратным.

В каждой мастерской «Простые вещи» находятся одновременно 6 человек с особенностями развития — это максимум на одного педагога (в столярной мастерской — на двух, потому что там опаснее). При такой нагрузке в мастерскую может войти ещё 2 волонтёра.


Как продавать свою продукцию?


Чтобы ваша продукция продавалась, нужно, чтобы она могла тиражироваться. Научитесь делать, например, 10 чашек одинаковой формы и цвета. А ещё лучше тысячу!

У нас есть несколько каналов реализации: благотворительные и обычные ярмарки, небольшие магазины берут нашу продукцию на реализацию. Но основной канал продаж для нас — корпоративные заказы.

фото: Рахиль Вертлиб

Чтобы получить хотя бы 1 корпоративный заказ, нужно потратить месяц на вёрстку хорошего коммерческого предложения с красивыми фотографиями. Оно должно выглядеть лучше каталога IKEA — вы должны взорвать этот привычный образ в голове у заказчика!

Наш каталог начинается со слов, что «Простые вещи» — социальный проект, но к концу человек забывает об этом — разглядывает красивые фото и думает: «Круто! На Новый Год закажу 400 таких кружек».

Собственно, первый корпоративный заказ нам пришёл как раз от «Икеи» — мы познакомились с ними на встрече НКО и HR-ов Петербурга. Благодаря «Икее» мы поняли, что нужно делать каталог, просчитывать производительную мощность мастерских и сетку по ценам. Потому что IKEA заказала много всего одинакового — мы 3 месяца делали только этот заказ.

Сейчас на аналогичный заказ у нас уходит 2 недели. Но это результат большой внутренней проработки: мы выросли и сейчас уже не можем прожить на один заказ 3 месяца.


Как устроено финансирование инклюзивных мастерских «Простые вещи»?


Мы стремимся к полному финансированию «Простых вещей» за счёт собственной продукции, но во главу угла мы её не ставим. Главное для нас то, что сейчас мы начинаем трудоустраивать ребят, которые занимаются в инклюзивных мастерских. Сегодня таких 15 человек. Трудоустроены они благодаря взаимодействию с Комитетом труда и соцзащиты Санкт-Петербурга: ребята работают у нас, а платит им другая организация.

Это называется арендой рабочего места. У крупного бизнеса есть обязательная квота: на каждые 100 сотрудников должно быть какое-то количество людей с инвалидностью. Компании могут прикрываться или фиктивным трудоустройством, или социальными отчислениями. А могут арендовать так называемым инвалидам рабочее место в организациях, где действительно трудятся люди с ОВЗ, и платить им зарплату.

руководитель инклюзивных мастерских «Простые вещи» Маша Грекова

Чтобы защитить социальную составляющую, чтобы в мастерских было комфортно работать в первую очередь людям с особенностями, зарплаты педагогов, работающих с особыми ребятами мы покрываем деньгами из пожертвований, субсидий и грантов. Зарплаты административной команды, тех, кто занимается продвижением и продажами, и зарплаты ребят с ОВЗ, трудоустроенных мастерскими, покрываются за счёт коммерческой деятельности.

Мы стараемся участвовать везде, куда можем дотянуться: у «Простых вещей» есть президентские гранты, премия в конкурсе социальных стартапов SAP UP, премия в конкурсной программе для НКО «Начни иначе». Важно участвовать там, хотя бы потому, что вы встречаетесь с крутыми экспертами и проверяете, насколько то, что вы делаете, откликается в людях, насколько это им нужно. Чем больше мы в чём-то участвуем, тем шире наша аудитория, которая в какой-то момент может поддержать проект.


Цель социального предпринимательства в мастерских «Простые вещи»


Цель проекта «Простые вещи» не выстроить прибыльный бизнес, а сделать так, чтобы люди с ментальными особенностями могли работать, чтобы у них было ощущение, что они полноценные участники сообщества. Чтобы человек мог купить что-то к чаю своей маме, когда идёт домой. Это вопрос ценностей.

Со стороны кажется, что «Простые вещи» — про какой-то бесконечный праздник. Действительно, мы говорим об инклюзивных мастерских не через проблему, а через удовольствие, которое приходит в процессе её решения. Можно сделать акцент «Ему — тяжело». А можно сказать «Сейчас ему гораздо легче».

Скажем, как написать позитивно о сборе средств на лечение умирающего от рака ребёнка? Дать людям понять, что своей помощью они дадут ему какую-то возможность. Например, возможность того, что завтра этот ребёнок пойдёт в школу. «Простые вещи» — это мост между разными людьми. Вы можете вступить на него, а можете не вступать. Но никого жалеть не нужно. Люди, о которых мы как бы заботимся, ничуть не хуже нас. А в чём-то даже и лучше.

фото: Рахиль Вертлиб

  

Как «Простые вещи» писали заявку на президентский грант и открывали инклюзивное кафе?


Всё идёт от мастера. Мы нашли столяра, который знал, что необходимо мастерской, и помог составить смету на закупку оборудования.

Первая задача, когда мы подаёмся на президентский грант, — расписывать всё максимально подробно. «Токарный станок нужен, чтобы делать тарелки и ножки, точить балясины. Работа на нём развивает у особых людей такой, такой и такой навык» — такое обоснование мы указали в статье расходов на токарный станок. И это касается даже закупки бумаги для принтера в ваш проект.

фото: Рахиль Вертлиб

В какой-то момент мы увидели, что люди охотно покупают нашу еду — варенье, шоколадную пасту. Мы пошли в Роспотребнадзор, и нам сказали: «Если честно, проще открыть кафе, чем по всем правилам оборудовать пищевой цех». Теперь через месяц мы открываем инклюзивное кафе «Огурцы».

Для кафе мы создаём ООО — если Роспотребнадзору что-то не понравится в работе кафе, нам придётся закрывать всю АНО целиком. Мы не имеем права так рисковать, так как на АНО записаны все наши мастерские.

Летом у мастеров были отпуска, а ребята остались в городе. И мы захотели придумать что-то с едой. Придумали печь гонконгские вафли, которые сворачиваются в рожок, — и стали ездить с ними на летние фестивали. Веганская вафля делается из муки и воды — себестоимость оптимальная, выглядит красиво. Даже если ты равнодушен к благотворительности, ты её купишь ради селфача.

Но этот путь был непростым. Представьте себе крупный городской фестиваль в Санкт-Петербурге — несколько десятков тысяч человек, музыка бьёт со всех сторон: нам было очень страшно.

У нас есть такой человек, Даша. Дашка медленная, смешная, неуклюжая — и благодаря родителям даже не подозревает, что чем-то отличается от других.

фото: Рахиль Вертлиб

На одном из фестивалей мы попросили Дашу раздавать наклейки. Тогда мы продали 150 вафель, то есть 150 человек взяли у Даши наклейку — и увидели, что, покупая вафли, они поддерживают «Простые вещи».

Это был очень мягкий вход для 150 человек в тему инклюзивности. Потому что люди видели, что это какие-то странные ребята, но вафли вроде ничего, да и кофе варят вкусный.

Из кого состоит команда «Простых вещей»

  • Руководитель
    - организация работы, финансовое планирование
    - набор особых людей в мастерские
    - общение с родителями

  • административный директор
    - сопровождение грантов, ведение бухгалтерии

  • бухгалтер на полставки
    - подбивает отчёты для Минюста
    - выставляет счета

  • Sales-менеджер
    - продажи товаров мастерских
    - договорённости с партнёрами

  • SMM-щик
    - ведёт соцсети, пишет тексты на сайт
    - занимается продвижением в интернете

  • ивент-менеджер
    - участие в городских фестивалях
    - мастер-классы и встречи
    - волонтёрские мероприятия

  • Графический дизайнер

Это основная команда, которая работает 24/7. Вместе с мастерами и ещё несколькими специалистами в команде «Простых вещей» сейчас больше 20 человек.

Наверное, есть выгорание, но помогает то, что у нас максимально открытая коммуникация. Например, если мастер говорит, что с каким-то конкретным человеком ему тяжело работать длительное время, мы стараемся менять расписание таким образом, чтобы такого напряжения было меньше.

Сейчас много заказов на керамическую продукцию, поэтому мы взяли ещё одного мастера. Новому мастеру интересно работать с особыми ребятами, а наш основной к концу года немного устаёт. Поэтому мы дали ей возможность только контролировать процесс и общие технологические моменты.

И такие вещи очень важно открыто проговаривать, узнавать, как люди ощущают себя в инклюзивной среде.