Дмитрий Песков: "На последние деньги я купил кроссовки, билет на плацкарт и поехал в Шанинку"

  • Выпускник факультета политических наук МВШСЭН 1999 года.
  • Директор направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив.
  • Генеральный директор проектной группы Метавер, которая занимается разработкой новых форм образования, проектами на стыке образования и венчурной экономики.
  • C 2001 по 2008 год работал в МГИМО Директором Центра интернет-политики, заместителем проректора по научной работе, директором по ИТ, директором Инновационной образовательной программы.
  • Организовал первую в России технологическую конференцию формата barcamp – iCamp, развивает форматы iCamp, MobileCamp, RuCamp, EduCamp.

Как произошло Ваше знакомство с Шанинкой?

песков3.jpg

Я поступал в Шанинку в прекрасное время. Это был кризис 98-го года, я учился на историческом факультете Воронежского Университета, писал работу по российской истории и из-за какого-то профессионального конфликта с деканом мне поставили за эту дипломную работу тройку. Я очень расстроился, отправил эту работу на конкурс студенческих работ, призом которого было поступление в Шанинку. И выиграл этот конкурс. Извещение об этом пришло примерно 22 августа 98-го года, как раз когда произошло обесценивание всех накоплений. Оно пришло по электронной почте, но тогда емэйлы ходили не очень хорошо, и мне пришло письмо, в котором были проблемы с кодировкой, то есть там половина слов читалась, а половина нет. Из письма я понял, что “поступил в Шанинку”, но совершенно не понял, куда именно. У меня как раз был удачный момент в жизни, когда ничего нигде не держало, поэтому я на последние деньги купил кроссовки, билет на плацкарт и поехал в Москву. Там я узнал, что меня ждет год учебы на факультете Политических наук. Это было прекрасное время. 

Безусловно, в 98 году Шанинка выделялась по сравнению с любыми другими университетами, образовательными программами Российской Федерации. Это был какой-то Марс, даже не Луна. Это был абсолютный космос. Наверное, она мне тогда показала некоторый класс того, как это все можно организовывать. Не могу сказать, что мне все нравилось, например, традиции очень либерального обучения. То есть если у тебя хватало базового знания для того, чтобы не изучать какой-то предмет, в принципе, его можно было и не изучать. Я очень жалею, что не стал учить английский из-за того, что у меня был базовый нормальный уровень. Как-то сдал на входе – как-то сдал на выходе. Но, безусловно, Шанинка дала мне очень много, показав образец по-настоящему качественного образования. То, что сработало, то, чему я очень благодарен, - это социальные связи, в первую очередь, преподавателей и студентов, которые там были, – эту функцию в моей дальнейшей судьбе и карьере Шанинка сыграла очень хорошую. В моей памяти она таким образцом сверхкачественного образования и осталась. Надеюсь, что она в значительной степени это сохранила, хотя не могу утверждать определенно.

Пожелание Шанинке от Дмитрия Пескова

У Вас были общие проекты с однокурсниками?

В 2000-х годах, когда я работал в МГИМО, я брал к себе на работу выпускников Шанинки, были отдельные проекты. С переменным успехом, но такая практика существовала. Сказать, чтобы сложилось какое-то сильное сообщество выпускников, которое что-то серьезно делает, - не могу. При этом я знаю успешные проекты таких сообществ в других вузах. Например, есть сообщество выпускников физтеха, и вот с ним я работаю очень много. То есть они – это сила. Сила интеллектуальная, сила политическая: у них есть свое представление о будущем, и они его продвигают. Вокруг Шанинки, и это, наверное, главная моя претензия (хотя предъявлять претензии некому, потому что это ответственность самих выпускников, так что это, скорее, претензия самому себе), такого сообщества не сложилось, или я в нем не участвовал. Как мы понимаем, в духе солипсизма это примерно одно и то же.

песков.jpg

Не знаю, возможно ли сейчас создать сообщество выпускников. Мне кажется, что должна быть сначала устойчивая модель самого института, а я не знаю, насколько сейчас Шанинка обладает устойчивой моделью. Создавать сообщество выпускников проекта, который закончен, нет смысла.

Сейчас мы проектируем университет, который проектируется как университет законченного жизненного цикла, то есть мы знаем, что ему нужно существовать 20 лет, а после не нужно. И тогда всю эту модель проектирования университета мы строим не как модель бесконечного университета, который «с 1276 года» существует, а как некоторую проектную функцию, проектное решение. Почему? Потому что в середине XXI века очень важно избавляться от прошлого, а не тащить его с собой в будущее. Темпы изменений слишком быстрые. Поэтому, может, в этом ничего плохого и нет. А может быть, и есть – не знаю. Я так не думал об этом. 

Вы работаете в Агентстве стратегических инициатив. Чем занимается направление «Молодые профессионалы», которое вы возглавляете?

Мы ведем около сотни разных проектов. Фактически это стратегические проекты преобразования страны. Мы на государственном уровне отвечаем за их запуск и за их правильную конфигурацию. Мы отвечаем за старт работы по программе по национально-технологической инициативе, которая ориентирована на создание в России технологических компаний нового поколения на принципиально новых рынках. Эта работа сегодня объединяет тысячи людей, сотни компаний, десятки институтов развития государственных организаций, сотни университетов. Это большой блок нашей работы, связанный с долгосрочным прогнозированием и с выстраиванием государственной политики так, чтобы прогноз в итоге реализовался. В современном мире позиция эксперта действительно утрачена. Мы в независимого эксперта не верим, мы верим в человека, который берет ответственность за результаты своей экспертизы, своего прогноза.

Другой большой блок нашей работы - это внедрение новых образовательных проектов и систем. Это такие проекты как «Глобальное образование», в рамках которого государство отправляет студентов учиться по дефицитным специальностям в лучшие мировые вузы и полностью покрывает их расходы под обязательство вернуться и отработать в ключевых компаниях. Еще есть «Национальная система мотивации детей к всестороннему развитию» - создание сети детских технопарков по стране, в которых дети получают практические навыки создания продуктов в передовых областях, «Worldskills» - огромный проект реформы среднего профессионального образования и создания в стране системы развития навыков.

Песков2.JPG

Сейчас мы вместе с Министерством образования подготовили реформу колледжей и части прикладных бакалавриатов в стране. Мы отвечаем за то, чтобы в новых отраслях, которые сегодня возникают в мире, была значимая доля российских компаний, за то, чтобы они преобразовывали территорию страны, а мы поставляем для этого видение, стратегию, людей, ресурсы и снимаем профессиональные барьеры там, где это необходимо, заставляя, побуждая или мотивируя государственные структуры менять свою политику в этом направлении. Вот такая скромная задача нашего направления. При этом у нас работает всего 20 человек, то есть у нас крайне высокая производительность труда: тем пространством, где вы сейчас находитесь, в котором почти 2000 квадратных метров, где каждый день проходят сотни человек, - им физически управляет один сотрудник. То есть мы очень активно используем достижения IT-революции для того, чтобы ту работу, которую мы не можем делать сами, за нас делали программы. Роботов пока не научились использовать, но я думаю, что в ближайшее время у нас тоже среди сотрудников появятся и эти персонажи.

Недавно Татьяна Черниговская прочитала лекцию, в которой рассказала про проблемы “поколения Google” и онлайн-образования. Она считает, что из-за “Google-эффекта” мы хуже запоминаем, с появлением новых технологий наш мозг меняется и эти изменения не идут нам на пользу. Как Вы прокомментируете ее точку зрения?

Объективная реальность не подтверждает выводов Татьяны Черниговской, то есть результаты лонгитюдных замеров, которые длятся последнее время, показывают, что новое поколение, выросшее на «гуглении», тем не менее оказывается способным блестяще решать самые сложные инженерные задачи, создавать интересные произведения. Я допускаю, что такой эффект может быть значим для людей, которые потенциально способны к более глубокому, может быть, очень абстрактному мышлению, но мне кажется, что генетика, семейное воспитание, оффлайновая структура современного общества пока что дают более, чем достаточно шансов для тех, у кого есть достаточно подлинная мотивация к развитию и, соответственно, к тому, чтобы это развитие получать. И гугл здесь является не преградой, а помощником. Я бы сказал, что эта лекция полна страхов. Любые новые технологии несут за собой вместе угрозы и одновременно те возможности, которые эти угрозы преодолевают. А человечество бесконечно разнообразно, и просто за счет огромного количества вариативности у нас будут появляться люди, способные к глубоким философским размышлениям и, соответственно, способные одновременно и к быстрому принятию решений в ситуации неопределенности. Будет и то, будет и другое. Я не думаю, что от того, что появился гугл, у нас перестанут появляться Перельманы.


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30