Пути России-2017

Московская высшая школа социальных и экономических наук
Междисциплинарный академический центр социальных наук (Интерцентр)
Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации
XXIV Международный симпозиум 

 
«Пути России. 1917-2017: сто лет перемен»

Пути России 2017_общая заставка.jpg 


24-25 марта 2017 года в Москве пройдет очередной Международный междисциплинарный симпозиум «Пути России». Организаторы – Московская высшая школа социальных и экономических наук (МВШСЭН) и Российская Академия народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС). Отдельные секции проводятся при поддержке фондов Розы Люксембург, Фридриха Наумана и других партнеров. Пленарное заседание по традиции должен открыть профессор Теодор Шанин, президент и основатель МВШСЭН. В пленарном заседании также примет участие профессор Университета Индианы, крупнейший специалист по истории русской революции Алекс Рабинович.

Скачать программу.jpg

Тематика симпозиума обусловлена не только 100-летием Русской революции, отмечаемым в России и во всем мире в 2017 году. Сто лет назад, в 1917 году Россия вступила в длинную череду трансформационных перемен, где революция послужила историческим триггером, а в последствии долгое время оставалась идеологическим фоном и обоснованием любых происходивших преобразований и изменений. Исаак Дойчер называл это явление «незавершенной революцией» – на протяжении десятилетий XX века каждое следующее поколение руководителей страны апеллировало к Революции как отправной точке своей политики и рассматривало собственный курс как ее продолжение в настоящем.

Как ни парадоксально, сама по себе Русская революция, за исключением массовых жертв и разрушений последующей Гражданской войны, принесла не так много содержательных перемен. В 1920-е годы Россия все еще оставалась преимущественно крестьянской страной, где сословия формально были отменены, но сословные рамки сохранились на уровне системы пайка и поражения в правах представителей «буржуазных классов», где диктат монархии был заменен диктатурой партии во главе с вождем, где только усилилась роль военных и спецслужб, хотя персональный состав элиты резко изменился. Наконец, где было практически полностью, за исключением Польши, Финляндии и стран Балтии, воссоздано территориальное пространство Российской империи, хотя номинально империя была заменена «свободным союзом» народов». Попытки изменения экономического уклада натолкнулись на невозможность воплощения идей и практики военного коммунизма. В результате новые власти были вынуждены пойти на уступку в виде НЭПа, допускавшего многоукладность и частное предпринимательство при доминировании государства.

Радикальные преобразования произошли несколько позднее, и они действительно коренным образом перевернули страну. С именем Русской революции связаны трагические и вместе с тем тектонические сдвиги в экономике и социальной структуре страны, произошедшие в 1930-е годы на фоне коллективизации, индустриализации, вспышек массового террора и военных столкновений на международной арене. Ускоренная урбанизация, технологические прорывы, социальные и культурные эксперименты последующих десятилетий, включая попытки реформирования «зрелого социализма» – все это, как правило, представлялось и описывалось как продолжение революции 1917 года. Линия правящей партии коммунистов вовсе не была прямой и неизменной, почти каждое следующее десятилетие несло в себе отрицание многих сущностных практик предыдущего, неизменной оставалась лишь приверженность переменам как главному стержню и смыслу всей проводимой политики.

Последним актом в этой продолжительной истории советских перемен стала Перестройка Горбачева, 30 лет назад объявленная продолжением идей и традиций русской революции. Очередная, для многих долгожданная волна перемен, будучи активно поддержанной в обществе, охватила все последующие десятилетия. Изменения снова коренным образом перевернули экономическую политику и социальную структуру, положили конец партийной диктатуре и светской религии коммунистов. Так, наконец, произошел ценностный разрыв между политикой в настоящем и революцией в прошлом. Однако даже в условиях этого произошедшего размежевания с коммунистическим наследием русская революция, по-прежнему, воспринимается многими как главное событие прошедших 100 лет.

Вместе с тем все пережитые за последнее столетие перемены, порой весьма радикальные и болезненные, решительным образом контрастируют с парадоксальным убеждением, доминирующим в современной России, как среди прогрессистов, так и в лагере охранителей. Пройдя через все известные потрясения, Россия остается неизменной по сути собственного внутреннего устройства. Такие понятия как «сословный строй», «новое дворянство», «монархический режим», «империя», не говоря уже о «духовных скрепах» и «чувствах верующих», независимо от коннотации остаются актуальными и определяющими в текущем российском общественном дискурсе. Столетие перемен не изменило страну в ее базовых устоях – таково, пожалуй, главное настроение текущего момента внутри самой России.

Что значат перемены в контексте русской и мировой истории? Каков исторический опыт русской революции? Как менялась и развивалась социальная политика в России последних 100 лет? Каково региональное измерение российских перемен? Как текущие глобальные перемены в мире способны повлиять на методологию и оптику социальных наук? Эти и другие вопросы будут вынесены на обсуждение участников симпозиума «Пути России».


Планируемые секции и круглые столы:




  • Действующие не-лица: агентность «после субъекта» как проблема социальной антропологии

Руководители: Ирина Дуденкова (РАНХиГС), Константин Гаазе (МВШСЭН), сбор заявок: kgaaze@gmail.com 

Обращаясь к 100-летнему юбилею русской революции, социологи, политологи и экономисты обычно говорят о нехватке, о том, что не появилось в России из-за драматических событий ее новейшей истории. Дефицит доверия, отсутствие институтов, вакуум вместо традиций, атомарные индивиды вместо гражданского общества – вот далеко не полный перечень стандартных паттернов, описывающих пустоту, незаполненность российского общественного пейзажа. Для социальной антропологии сама возможность говорить о «пустоте» является проблематичной: базовая для этой дисциплины операция перевода c языка «условных» аборигенов на язык, который в социальных науках считается более приемлемы для разговора о человечестве в целом, подразумевает наличие того, что нужно «перевести», идет ли речь об институтах, этике, власти, смерти или сообществе. Онтологический поворот, оказывающий сегодня громадное влияние на все социальные дисциплины, превращает эту проблематичность в продуктивный вызов: социальная антропология, в логике этого поворота, должна не только «переводить» то, что есть, но и постоянно пополнять каталог действующих лиц, обнаруживая их там, где другие дисциплины видят пустоту. Что антропология может найти и находит в российском пространстве политического: в пространстве нехватки, дефицита, отсутствия? Как выглядит само это пространство, взятое в логике онтологического поворота, в логике обнаружения плоских имманентистских онтологий? Какие теоретические ресурсы нужны, чтобы картографировать эти новые онтологии? К участию в работе секции приглашаются исследователи, заинтересованные в этих вопросах.


  • «Мгновения и вечность перемен: революция, эволюция, утопия»

При поддержке Фонда Розы Люксембург. Руководители Теодор Шанин, Александр Никулин (Центр аграрных исследований, Журнал «Крестьяноведение») harmina@yandex.ru

На секции будут заслушаны доклады, посвященные проблематике соотношения революционных и эволюционных изменений в сельско-городской России XX – XXI вв., связанные с оценкой реалистичности и утопичности различных социальных проектов и планов преобразований, как в целом российского общества, так и его составляющих классов, страт, групп, сообществ, пространств и культур.

Полимасштабность времени и места, - макро-, мезо-, микро-, наконец, персонально-личностные уровни анализируемых явлений сельско-городской России, - являются характерной особенностью данной секции.


  • «Сто лет социальной политики в России: перемены идеологий и идеология перемен»

При поддержке «Журнала исследований социальной политики». Руководитель Елена Ярская-Смирнова. Заявки присылать Радику Садыкову rsadykov@hse.ru;

Современная социальная политика несет на себе значительное влияние десятилетий социалистической государственности, советского опыта взаимодействия граждан с государством. Рационализация такого взаимодействия, которую можно распознать в качестве общей тенденции социальной жизни, как показывают исследования, осуществлялась различными способами, и рассмотрение этого многообразия способно дать современному исследователю, да и любому гражданину весьма полезные уроки. Советская социальная политика – уникальный реформистский проект в истории государств. От плюрализма – к монополии идеологии и политического действия, от широкой децентрализации управления – к невероятному по масштабам централизму, от демократии к авторитаризму и массовым репрессиям, от аскетического равенства – к правовому закреплению униженного и бесправного положения значительных групп населения – все эти перемены были пережиты советским народом за сравнительно небольшой исторический промежуток времени. По уровню амбициозности и глубине внутренних противоречий советский социальн​о-политический проект не имел равных, и едва ли в обозримом будущем мир увидит реформы, сопоставимые по масштабу и последствиям. В своем замысле он представлял торжество социальной инженерии, а в своем реальном воплощении был насыщен хитросплетениями ​достижений и провалов.

Социальная политика составляла живую ткань советского государства. Кажется, что ее век закончился вместе с распадом СССР, однако, и сегодня решения политиков, профессионалов, обычных граждан находятся под сильным влиянием советской социально-политической повестки – лежащие в ее основе идеологии оказываются удивительно устойчивыми, не исчезают под воздействием новых тенденций и идей, а скорее трансформируются, сохраняя ​заложенные​ в них основы и принципы. В этом смысле век советской социальной политики все еще продолжается.

Такой взгляд побуждает в очередной раз переосмыслить прошедшую историю; особенно это важно сегодня, когда мы уже можем рассматривать эти периоды как целостные исторические этапы развития социальной политики​; глядя на прошлое социальной политики в перспективе текущих изменений, мы ​с​можем ​лучше понять, что происходило в образовании, социальной защите, здравоохранении за минувшие сто лет. Мы должны также задаться вопросами, годится ли наш аналитический инструментарий для намеченного поиска, или нам стоит выработать новые средства; верны ли наши первоначальные допущения, например, относительно разделяемой периодизации социальной политики и интерпретаций, связанных с основными событиями в ее истории.

  • «Европейская цивилизация в пространстве северной Азии: модернизированная Сибирь и вызовы постиндустриального мира»

При поддержке Фонда Фридриха Науманна. Руководитель Михаил Рожанский mr1954@yandex.ru, Галина Козлова);

Прошедший век стал для Сибири эпохой, когда модернизация привела к мощному вторжению индустриальной цивилизации в ландшафт северной Азии. Системный кризис конца века обнажил противоречия, связанные с экстенсивным характером модернизации. Эти противоречия имеют свои локальные воплощения как в молодых городах, возникших благодаря экстенсивной экономике, так и, например, в сельских и таежных традиционных общинах. В каждом локальном случае по-своему возник и решается вопрос о рисках инерции индустриального мира, о возможности рекреационного и других неиндустриальных и постиндустриальных векторов развития. В «старых» сибирских городах, культурная среда которых формировалась прежде всего под влиянием европейской культуры, а в ХХ веке университетской и научной жизни, также ориентированных на европейские культурные образцы, кризис индустриальной экономики привел и к кризису индустриального урбанизма, к конфликтам интересов, проявляющихся в «тяжбе за город», в возникновении «демократии участия». Эти процессы происходят в контексте утверждения постиндустриального мира, с апелляцией к мировым моделям и опорой (в разной степени) на мировые интеллектуальные ресурсы.

Основу работы секции должны составить полевые исследования в современной Сибири, сфокусированные на акторах, практиках и институтах изменений, ассоциированных с постиндустриальным миром. Факторы выбора между рекреационным и индустриальным векторами локального развития, возникающие конфликты интересов. Как происходит поиск ресурсов в локальном социальном пространстве и в трансграничных интеллектуальных связях? иКластеры рекреационного развития и переходы к экофильному поведению. Кластеры и сети интеллектуальной экономики, качественного образования, инновационной активности.

  • «Революция как момент истины»

Руководитель Сергей Соловьев (журнал «Скепсис») solosm@gmail.com

Столетняя годовщина Октябрьской и Февральской революций обещает пройти относительно тихо, без особого внимания СМИ, несмотря на ту огромную роль, которую революция сыграла в отечественной и мировой истории. Количество научных исследований, посвященных Октябрю, падает, а историческая публицистика на тему «Великой русской революции» пронизана конспирологическими мифами (генеалогия которых представляет собой отдельную проблему) не меньше, чем массовое сознание. Поэтому попытка объективного разговора о революции приобретает сама по себе большое значение. В этой связи особый интерес представляют трансформации социальных структур и институтов в революционное время, а также новый взгляд на биографии деятелей 1917 года, свободный от идеологических штампов как советской, так и постсоветской эпох.


  • «Какое прошлое нужно будущему России?»

Круглый стол Вольного Исторического Общества. Руководители Григорий Юдин (МВШСЭН, НИУ ВШЭ) gregloko@yandex.ru, Александр Рубцов (ИФ РАН, КГИ)

Набившая оскомину цитата из Оруэлла «Тот, кто контролирует прошлое, контролирует будущее», тем не менее, до сих пор точно схватывает реальность. Представления о прошлом задают траектории развития общества на будущее. Россию принято считать страной с особым отношением к истории (иногда эту особенность утрируют вплоть до использования понятия «историософской нации»). Одна из заметных книг в этом интеллектуальном жанре называется символически: «Прошлое толкует нас». В политической актуализации истории эта формула выглядит иначе: «Мы сами толкуем себя через прошлое». В отсутствие собственно политического языка (а именно в условиях его смысловых деформаций и явной ригидности) язык истории часто становится преимущественным, а иногда и единственным языком настоящего.

В последние несколько лет на первый план в жизни страны вышла историческая политика, что подтверждает: будущее России определяется в работе с её прошлым. Как возникает сегодня наше будущее прошлое? Как в этом процессе соотносятся идеология и профессиональная историческая работа? Как меняются формы исторической памяти? Кто заинтересован сегодня в изменении исторического сознания России и какие группы реализуют это изменение? Обладает ли государство монополией на создание исторической политики? Как может выглядеть историческая память, которая обеспечит стране примирение?

Исследованию этих вопросов посвящены аналитический доклад и социологическое исследование «Какое прошлое нужно будущему России», проведённые ВИО в 2016 году. К участию в Круглом столе приглашены авторы отчёта, эксперты в области исторической политики и исторической памяти.

  • «Старое, новое и новейшее в жизни организаций» Подробнее

Руководитель Евгений Моргунов (Московская высшая школа социальных и экономических наук) morgounov@universitas.ru

Наивно полагать, что новая модель управления, срочно внедеренная в жизнь организации, тотчас успешно приживется и обеспечит заметное повышение эффективности ее работы. Что-то приживется, а что-то отторгнется. В чем-то новая модель повышает производительность труда, а нечто начинает притормаживать ход своего естественного развития. Поэтому крайне полезно разобраться в том, какие модели управления принесли за прошедшие десятилетия больше положительного, а какие скорее навредили процессам естественной оптимизации уже сложившихся процедур и правил работы. Приветствуем сообщения как об эмпирических, так и об исторических и теоретических исследованиях.


Заявки на выступления с докладами направлять руководителям секций до 1 марта 2017 года

Координаты Оргкомитета

8 (495) 434-72-82
Пугачева Марина Геннадиевна 8-916-500-21-72 puma7@yandex.ru
Лукинова Ольга msses.communication@gmail.com


Регистрация слушателей:

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2