Абстрактная и каузальная передача в составе переноса права собственности // Лекция Дмитрия Дождева

24.04.2017

Первая лекция в цикле мини-лекций от преподавателей магистратуры «Сравнительное право, экономика и финансы» на портале Zakon.ru. Каждое выступление касается одной правовой проблемы, решение которой в российском праве еще не найдено. Открывает цикл рассказ Дмитрия Дождева, доктора юридических наук, декана факультета права Шанинки. Он затрагивает проблему передачи права собственности по договору. Должна ли она опираться на основание (каузальная модель) или быть независимой от него (абстрактная модель). И в чем на самом деле разница между этими моделями.

Конспект лекции

Как сделать так, чтобы право на вещь перешло к другому, если я этого хочу? Обладать правом и хотеть его передать недостаточно для того, чтобы собственность перешла. Для этого нужен определенный юридический состав, в который правовая система включает передачу владения.

Передача кажется фактическим, физическим действием, вручением. Но для права передача — это сделка. Существует различие между фактической и юридической передачей. Фактическая передача — это вручение, «мышечное движение», как говорит Константин Скловский. А под передачей понимаем передачу по договору. Если собственник передает вещь по договору, то он тем самым переносит и собственность.

Почему воли собственника недостаточно? Зачем нужно движение вещи, ее вручение? Французы попытались обойтись без этого. Например, с XIX века считается, что Порталис, один из авторов текста Кодекса Наполеона, разработал идею о возможности перехода собственности без физической передачи — достаточно соглашения, и собственность перейдет. Это притом что соглашение было не о переносе собственности, а о другом — об установлении обязательства. Французский кодекс говорит, что собственность переходит сразу, когда возникло обязательство перенести право собственности. Передача заключена в самом соглашении, то есть речь идет о «фиктивной передаче».

Была ли такая фикция до Кодекса Наполеона? Да, и раньше можно было передавать без физического движения. Например, римлян беспокоило, что для переноса права нужна еще и физическая передача. Это неудобно, если вещь далеко (например, участок на Сицилии). Передать можно и абстрактно: отчуждатель договаривается, что он становится держателем на имя покупателя вещи. Раз владение можно передать таким образом, то и собственность можно передать, не передавая владение физически.

У фиктивной передачи есть и историческое объяснение. Уже римляне придумали сопровождать договор купли-продажи оговоркой, что отчуждатель держит вещь на имя приобретателя (constitutum possessorium). Владение передается, но без необходимости физического вручения. Если данная оговорка становится подразумеваемой, то любая купля-продажа сопровождается такой оговоркой (если стороны не договорились об ином). В Средние века это называлось «оговоркой об уступке сезины (владения в средневековом понимании)». То есть любое соглашение о переносе права собственности приведет и к самому переносу. Это и оказалось закрепленным во Французском гражданском кодексе.

Но так ли уж не важна передача владения? По сути, во Франции с соглашением связывается фикция передачи владения между сторонами договора. Она нужна для того, чтобы констатировать: обязательство между сторонами исполнено. Однако даже во Франции эффект для третьих лиц связан именно с передачей владения. Например, в случае банкротства продавца до передачи владения вещь остается в его конкурсной массе.

Это показывает, что продажа и передача — это все-таки разные сделки с разным эффектом. Продажа создает должника — продавца, который отвечает в том числе за качество вещи и за то, что на нее не имеют прав третьи лица. А передача дает нам нового собственника. Это разные позиции, и к ним ведут разные сделки.

Такое различие в функциях сделок называют принципом разъединения. В современном мире считается, что он утвердился там, где передачу считают абстрактной сделкой, оторванной от основания. В Германии это сделал Фридрих фон Савиньи. Однако эта абстрактность сделки в действительности только вредит пониманию принципа разъединения. Абстрактность идет слишком далеко.

Во-первых, Савиньи говорит: есть две передачи — фактическая и юридическая. Юридическая передача переносит право собственности и содержит в себе соглашение о переносе права собственности (вещный договор). Но тогда неясно, зачем вообще передавать что-то фактически, из рук в руки?

Во-вторых, если передача независима от купли-продажи, то как поступить, если отпало основание и право собственности приобретателя оказалось безосновательным (неосновательное обогащение)? Например, если отчуждение произошло во вред кредиторам и его признают недействительным, то будет кондикционный иск. Но тот же результат будет, если взять каузальную систему. Нет сделки, лежащей в основании передачи, — будет кондикционный иск. Система абстракции не нужна, чтобы состоявшийся перенос собственности не отменялся, а возникала обязанность вернуть право собственности (кондикционное обязательство).

Нередко можно услышать, что система абстракции более эффективна, лучше обеспечивает нужды оборота и укрепляет позиции собственника, потому что при пороке сделки в основании передачи сама передача действительна. Но пороки, которые поразили основание передачи, поразят и саму передачу. Немцы здесь говорят про «идентичность пороков».

Таким образом, разделение связано не с задачей защитить акт переноса собственности от порока основания. Оно связано с различной правовой природой прав, которые следуют из той или иной сделки: из купли-продажи — обязательство, из передачи — перенос права собственности.

Список литературы

1. Сакко Р. Переход права собственности на движимое имущество в свете сравнительного права // Вещные права: система, содержание, приобретение: сб. науч. тр. в честь проф. Б.Л. Хаскельберга / под ред. Д.О. Тузова. М., 2008. С. 163−186.
2. Ван Влиет Л.П.У. Сравнительно-правовые аспекты перехода прав на движимые вещи: классификация систем перехода прав // Ежегодник сравнительного права. М., 2011. С. 228−246.
3. Сэгерт В. Консенсуальная система и система передачи в европейском частном праве — консенсус в отношении передачи? // Ежегодник сравнительного права. М., 2011. С. 280−308.
4. Слыщенков В.А. Передача (traditio) как способ приобретения права собственности // Ежегодник сравнительного правоведения. 2001. М., 2002. С. 159−174.
5. Василевская Е.А. Вещный договор по германскому праву // Вестник ВАС. 2003. № 5−6.
6. Скловский К.И. О действительности продажи чужой вещи // Вестник ВАС. 2003. № 9.
7. Василевская Е.А. Учение о вещных сделках по германскому праву. М., 2004.
8. Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. 4-е изд. М., 2008. С. 347−400.
9. Тузов Д.О. О правовой природе традиции // Сборник статей к 55-летию Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 2006. С. 57−84.
10. Черепахин Б.Б. Юридическая природа и обоснование приобретения права собственности от неуправомоченного отчуждателя // Ученые записки Свердловского юрид. ин-та. Т. 2. Свердловск, 1947. С. 63 и сл. [= Антология уральской цивилистики. 1925−1989: сборник статей. М.: Статут, 2001. С. 242 и сл.].

Сравнительное право, экономика и финансы («Law, Economics, and Finance») англоязычная магистратура, которая реализуется Московской высшей школой социальных и экономических наук совместно с Международным университетским колледжем (International University College), Турин (Италия). Программа двойного диплома дает не только глубокое понимание российского права, но и основ экономики и финансов. Слушатели программы могут провести семестр в Международном университетском колледже в Италии одном из ведущих мировых центров по изучению права и экономики. Узнать подробнее о программе можно здесь: http://www.masters.msses.ru/clef