Границы в тоталитарной культуре: между частным и публичным, реальным и воображаемым. Дискуссионный клуб «НЛО» в Шанинке

Границы в тоталитарной культуре: между частным и публичным, реальным и воображаемым. Дискуссионный клуб «НЛО» в Шанинке

Советское тоталитарное общество не было уникальным как модель общества социалистического типа, вместе с тем логика границ (представлений о границах), которая позволяла эту модель воспроизводить и поддерживать – одна из наиболее интересных областей исследования. Речь идет, во-первых, о границах закрытого общества в отношении всего «внешнего»: неприятие и отторжение внешнего, инакового укрепляло самотождественность советского общества и утверждало его в собственной незыблемости. А во-вторых, о границах внутренних, которые моделировали жизнь советского человека: границы советских сообществ-коммун, границы тюрем и лагерей, границы частной жизни, которые могли монопольно устанавливаться или нарушаться государством.

Будучи изоляционистским, советское общество стремилось изолировать внутри себя (очертить границы) внутреннего «чужого». Так, система лагерей и тюрем была закрытой системой внутри закрытой системы. Вместе с тем пенитенциарная система была всегда потенциально «открыта»: в нее мог попасть кто угодно по какой угодно причине, органы безопасности осуществляли повсеместный паноптический надзор, а труд заключенных использовался по всему СССР. Как закрытость общества и закрытость мира тюрьмы соотносились друг с другом? Чувствовал ли советский человек себя в тюрьме, будучи на свободе? Что придавало ему это ощущение? Можно ли представить ГУЛАГ как открытую до национальных масштабов систему эксплуатации? С другой стороны, «идеальное» советское общество моделировалось как в масштабах общества в целом, так и в тех или иных его микромоделях. Сообщества-коммуны позволяли конструировать идеальный советский мир, четко очерчивая (а иногда намеренно стирая) границы между реальным и идеальным. Какова была природа этих воображаемых сообществ? 

Говоря о вмешательстве государства в личную жизнь человека в тоталитарном обществе, мы предполагаем, что были четкие границы между частной и общественной жизнью, которые государство могло нарушить. Но что если государство само задавало логику этих разграничений? Какими инстанциями они устанавливались и как функционировали? Что конституировалось в качестве допустимого «частного» и как оно должно было коррелировать с «общественным»?

Обсудить эти и другие вопросы мы предлагаем в ближайшем дискуссионном клубе НЛО. Журнал «Новое литературное обозрение» неоднократно обращался к теме закрытых сообществ. Один из коллективных опытов рефлексии на эту тему был представлен в № 100 за 2009 «Антропология закрытых обществ». Мы исходим из того, что только рефлексивно-критический взгляд на собственную историю может помочь нам преодолеть ее, а потому приглашаем вас к рефлексии над собственным тоталитарным прошлым с учетом наших прежних и недавних публикаций.

Участники дискуссии:

  • Елена Михайлик – литературовед, Университет Нового Южного Уэлса, Сидней 
  • Ирина Каспэ – историк культуры, независимый исследователь
  • Галина Орлова – историк культуры, НИУ-ВШЭ (Институт советской и постсоветской истории), Москва
  • Константин Богданов – филолог, Институт русской литературы РАН (Пушкинский Дом), Санкт-Петербург

Модератор – шеф-редактор журнала «Новое литературное обозрение» Татьяна Вайзер
Когда? 30 июня, 19:00 
Формат? онлайн 

Зарегистрируйтесь, чтобы получить ссылку для подключения перед началом.
979