Интервью с Анастасией Лаукканен

В Шанинке начинается третий набор на курс «Новая экология: cистемное мышление для устойчивого развития», который разработали Анастасия Лаукканен и Алена Юзефович, магистры наук в сфере стратегического устойчивого развития, соосновательницы агентства изменений Living Lab Russia&CIS. Мы поговорили с Анастасией, о том как учиться в пространстве, где нет готовых ответов и почему важно думать, как выглядит будущее, частью которого мы хотим быть.


— Что сейчас происходит в сфере устойчивого развития?

— Ситуации, с которой мы столкнулись сейчас, не было никогда. Мы не видели ни такой концентрации CO2, ни такого количества известных и неизвестных газов в атмосфере, ни такого уровня «great acceleration» по всем пунктам, и человечество не понимает, что нужно делать. Здесь нет одного ответа, и, к сожалению, группа ученых из, скажем, Дании, которая в любом случае транслирует определенную точку зрения, не может дать ответ на эти вопросы. Ответы на него можем дать все мы. Главный принцип устойчивого развития — diversity and inclusion. 12 белых мужчин с отличным образованием, ни разу не выходивших из стен университета, могут дать нам хорошую научную базу, но не могут дать нам пошаговый план, что всем нам делать дальше. Что нам делать не только для успеха Европы и США? Что делать для России? А для Бангладеша? Для островов? Что делать африканским странам?

Самое страшное и интересное во всем этом — отсутствие готовых ответов. Сейчас мы все будто затихли и с ужасом смотрим, что будет впереди. Мы знаем благодаря последнему отчету IPCC, что изменения климата происходит, что оно происходит из-за человеческой деятельности, и что оно происходит быстрее и масштабнее, чем все прогнозировали. В этом можно быть уверенным. Но что делать? К этой задаче должны присоединиться все. У всех вместе и у всех отдельно есть свои вызовы. У России — свои. Она тоже окажется в центре из-за проблем с нашей тающей многолетней мерзлотой, с нашими энергетическим переходом и многими другими! Что мы будем делать? Что мы будем делать с принципами социального развития? Что это значит в глобальном контексте? Это значит, что мы, собрав, в идеале, не только маленький ученый совет, а людей с Сахалина, людей, которые живут на тающей многолетней мерзлоте, людей с юга страны, из Сибири, все вместе должны искать ответы на эти вопросы и участвовать в глобальном диалоге. Этого пока не происходит — и это хочется изменить, добавить как можно больше голосов в повестку устойчивого развития.


— Ваш курс в Шанинке называется “Новая экология. Системное мышление для устойчивого развития”. Для курса очень важна системность как понятие и подход. Почему?

— Учитывая глобальность, сложность, многофакторность проблемы, есть большой соблазн сосредоточится на чем-то узком и маленьком. Иногда мы делаем это неосознанно, просто потому, что это все, что мы видим. Это зависит от того, где мы выросли, какой у нас взгляд, какой у нас опыт. Но, упираясь в этот маленький кусочек, мы не сможем решить проблему, потому что вопрос изменения климата — системный. Обычно все примеры, которые мы рассматриваем — это работа с симптомами. В системе что-то происходит, проблема вырывается с разных сторон, и мы пытаемся подчищать ее последствия. Но важно делать шаг назад и смотреть, откуда проблема взялась, что происходит, как работает система. 

265324259_10225351325706180_8857177253404650579_n.jpg

Фото с занятия по курсу "Новая экология" в Шанинке. Фото: Алёна Юзефович

Всю первую часть нашего курса мы посвящаем системному мышлению, строим системные карты, учимся, что такое feedback loops — круги обратной связи. Их не всегда просто строить. Мы пытаемся понять, откуда приходят разные факторы, где действие находит отклик. Сложность в том, что проблемы с изменением климата не очевидны, они не линейны — ты не всегда сразу видишь эффект, который оказывают твои действия. Эхо событий может прозвучать в другом месте в другое время. Я делаю что-то сейчас, а последствия будут через 30 лет в другой части мира. У нас появляется иллюзия, что наши действия не имеют последствий. Я выливаю что-то в реку, а она течет чистая. Или я поставил дамбу, и с песком все нормально — а он перестал образовываться, только где-то далеко на пляже. Поэтому на этом курсе мы хотим научиться именно думать об устойчивом развитии — делать шаг назад и смотреть на системы. Конечно, системное мышление — отдельное научное поле, и мы лишь делаем введение. Надеемся, после нашего курса студенты начнут интересоваться им больше. Но если без такого введения сразу начинать что-то делать, велика вероятность, что мы будем просто продолжать исправлять ошибки, делать плохие вещи чуть лучше и подчищать симптомы. Важно исправлять и находить то, что создает проблему.
Курс не дает готовых ответов. Он приглашает подумать и поискать ответы вместе. Ни я, ни Алена - не великие светила в области устойчивого развития, которые пришли указать фонариком в правильном направлении. Но мы умеем создавать пространство, где люди могут пытаться в разговоре с другими людьми прийти к новым ответам.
Именно за этими вопросами и попытками ответа мы и собираемся все вместе. Мы здесь для того, чтобы научиться думать немножко по-новому и понять, что нам делать до 2030-го года.
— Как преподавать такой курс, где нет готовых ответов? Как создавать интеллектуальное пространство, готовое к разнообразию аудитории? Какова ваша роль?

— Этот вопрос для нас с Аленой был очень важен. Мы вдохновлялись шведской научной магистратурой «Стратегическое лидерство в области устойчивого развития», которую окончили. Во время учебы ты год проводишь в Швеции в крошечном городке, окруженный 50 очень разными людьми. У меня было одногруппники из 25 стран, люди с самым разным опытом, историей, возрастом — от 20 до 60 лет. Наши преподаватели были экспертами в своих сферах, но среди них, например, был выпускник этой же программы, который еще писал Phd. Все они постоянно напоминали нам, что они — не наши профессора. Они здесь для того, чтобы создавать и держать пространство, в котором мы можем учиться. Опыт учебы был совершенно невероятный. И я, и Алена в первый раз получили такое партисипативное образование, когда ты учишься не только на материалах — литературе, видео, а еще и от своих сокурсников, причем учишься от них тому, чему они и не думали научить, и наоборот. 

На нашем курсе мы хотели бы сделать то же самое. Наша главная задача сейчас — постараться создать ровно такую атмосферу, несмотря на то, что это онлайн курс. Одно дело, когда ты сидишь в маленьком шведском городке, совсем другое — онлайн. 2 часа после работы ты проводишь в зуме. Ничто не говорит о том, что там тебя ждет особенная атмосфера. Но мы пытаемся сделать так, чтобы человек, придя в зум с другими людьми, с помощью партисипаторных техник, разговоров, текстов, которые заставляют тебя подумать и почувствовать, смог уйти от чьих-то слов и мыслей, которые звучат на поверхности сознания снова и снова, и нырнул немного в глубину себя, потому что вопрос устойчивого развития — это всегда вопрос собственных ценностей. И это, на самом деле, очень сложный разговор, потому что мы говорим о том, чтобы изменить что-то в будущем, а наше настоящее построено на ценностях, в которые мы действительно верим, либо считаем, что верим. Когда нас просят изменить хоть что-то в нашем поведении, нас просят изменить наши ценности, а это мало кто хочет делать. Это сложный, иногда болезненный, откровенный разговор, который порой открывает вещи, о которых ты не знал.
Для такого разговора важна атмосфера доверия, ненасильственная атмосфера, атмосфера без страха, в которой ты можешь искренне сказать, что тебя волнует и чего ты боишься, не опасаясь, что в тебя полетят камни и тебя вышвырнут из зума, где тебе не нужно говорить то, что нужно.
Самые искренние вопросы и ответы появляются только в такой атмосфере. Поэтому наша задача — это скорее задача кураторов, которые помогают проходить по выстроенному процессу, вовремя дают литературу, которая может помочь, и задают вопросы, которые могут нас куда-то провести.


— Любопытно, что курс восстанавливает связи — и в мыслях, и в тех последствиях, которые имеют наши поступки и действия. Он возвращает нас туда, где эти связи были, чинит нашу связь с реальность, позволяет снова осознать наше место среди живых систем?

— Мне кажется только, что мы не возвращаемся назад. Не было золотого века, когда мы все это отчетливо понимали. Сейчас мы пытаемся жить так, как будто все вокруг нас — механистическая система, фабрика Генри Форда. Наша экономика опирается на то, что мы принимаем рациональные экономические решения. Конечно, мы только и делаем, что принимаем такие решения (смеется). Мы постоянно забывает о том, что это живые системы, в том числе, когда говорим об устойчивом развитии. Есть даже специальный термин — редукционизм, когда ты забываешь, что ты часть огромной живой системы, и говоришь, вот, я занимаюсь только вот этой маленькой штучкой. Есть, например, карбоновый редукционизм — мы считаем только выбросы CO2, и думаем, что перестав выбрасывать углекислый газ, но не думая о биоразнообразии и об экосистемах, о людях, мы сможем спасти мир. Это очень большой разговор в сфере устойчивого развития, он ведется с начала 70-х. От эго к эко, от машины — к живым системам, и на курсе мы частично его касаемся тоже. 


— Какие люди приходят на курс? Как они меняются? 

— На сегодня мы выпустили два потока. У таких программ отложенный эффект действия. В Швеции, например, многие студенты еще в течение пары лет минимум после выпуска переваривают все то, что они прошли на курсе, и только потом, может быть, понимают, что именно хотят и могут сделать. В сфере устойчивого развития огромное количество ролей. Заявить, что вы хотите войти в сферу устойчивого развития, — это все равно что сказать: хочу войти в литературу. Вам хочется писать детские книжки или стихи, или эпос, или переводить, издавать, делать литературный кружок или только читать? Сфера устойчивого развития сейчас становится полем возобновляемого развития, regenerative development. Время устойчивости прошло, нам уже почти нечего поддерживать. Нам нужно восстанавливать. Возобновляемое развитие бывает экологическое — мы говорим о лесах, землях, реках, воздухе, бывает социальное — мы говорим о человеческих, социальных системах. Если ты работаешь, например, с пожилыми людьми, пытаешься каким-то образом изменить их роль в социальной системе, ты тоже занимаешься восстанавливающим развитием.

Роли есть для всех на разных уровнях. Благодаря теории систем сразу становится понятно, что систему меняет не один человек, не одна страна, профессия или возрастная группа. Нам нужно, чтобы все работали одновременно. Это сложно, потому что нам говорят — нет, подождите, я бизнесмен, давайте вы будете заниматься экологией, а я буду заниматься бизнесом. Или вы — экологией, а я — политикой. Но так, к сожалению, не работает. Сажать рядом человека с бизнес-рамкой, который пошел на курс, потому что сейчас стала важна тема устойчивого развития, и активиста, который последние несколько лет ходит по улице с плакатом «Нет планеты Б» очень полезно. Они живут в разных реалиях и попытаться эти реалии смешать — то, что нужно в этом разговоре. 

219120165_10221819596544709_4785287508626471317_n.jpg

Выпускники первого потока курса «Новая экология: cистемное мышление для устойчивого развития». Фото: Федор Овчинников

У нас есть большая красивая цель — создать из наших выпускников коммьюнити. После выпуска студенты продолжают общаться, думать, что можно сделать вместе, работать над проектами, ездить друг к другу в гости. Несколько выпускников первого потока пришли на наш день открытых дверей для второго, чтобы, как они сказали, «посмотреть на новых членов семьи». Это было невероятно трогательно. Сейчас в “Сообществе практики” - почти 70 человек. Посмотрим, что из этого получится!
—  Что изменится в программе курса сейчас?

Во-первых, в команду преподавателей войдут два выпускника первого потока - Алина Лихачевская, ведущая курсов об экологичной упаковке и устойчивом маркетинге брендов, и Дмитрий Макаров, тоже ведущий свои курсы и мастерские по правам человека и гражданским действиям. А это уже означает, что какие-то темы мы будем переосмысливать в 4 головы. 

Во-вторых, мы решили перенести часть контента в оффлайн. Начало и конец курса будут проходить вживую в Москве. Так как для нас важно это знакомство друг с другом на новом уровне — очень хочется посмотреть, а как это будет выглядеть, если мы соберемся вместе не только в зуме. 

Ну и наконец, мы пытаемся расширить грантовую программу для того, чтобы в курсе участвовало больше людей из регионов. У нас был не один случай на курсе, когда слушатели из других городов показывали как много у нас всех есть слепых пятен. Мы собираем сейчас грантовый фонд, который должен помочь не просто принять больше студентов с поддержкой, но и съездить в Москву на оффлайн модули.

Кстати, на втором потоке наш выпускной тоже случился вживую. Это решили сами слушатели, и мы все организовали внутри “практику щедрости”, решив помочь тем, для кого путешествие в Москву финансово было не очень простым решением. Это был очень интересный опыт! 

219124625_10225712903959171_793613559786444907_n.jpg

Фото с последнего занятия первого потока курс «Новая экология: cистемное мышление для устойчивого развития». Фото: Anastasia Laukkanen

— Как вы думаете, почему люди выбирают ваш курс и посвящают этой теме свое время?

Мы с Аленой очень верим в calling question — зазывающий вопрос. У нас на курсе он звучит так: «Как выглядит будущее, частью создания которого ты хочешь быть?». Самое главное для тех, кто думает об этом курсе и хочет на него поступить, — вчитаться в вопрос и понять, цепляет ли вас. Именно на этом вопросе строится программа, он отражает внутреннее ощущение, из-за которого мы решили ее запустить. Мы действительно верим, что если люди приходят, отвечая на этот вопрос, — они должны быть здесь. Можно вчитываться в конкретные блоки программы, смотреть, чем занят каждый час, а можно честно спросить себя: это тот вопрос, на который я хочу попытаться ответить? Потому что если он вас цепляет, если вы постоянно о нем думаете на работе, в активизме, жизни — вам нужно на наш курс.
608