Как подготовиться к поступлению на социологию в Шанинке? Рассказывает декан факультета социальных наук Виктор Вахштайн

Для поступления на программу "Фундаментальная социология" в Шанинке необходимо пройти тестирование по английскому языку, написать эссе и ответить устно на вопросы по специальности. Декан факультета социальных наук Виктор Вахштайн рассказал, как подготовиться к вступительным испытаниям.

Вступительное эссе

В отличие от других факультетов Шанинки, где есть чёткие структура и требования к эссе, общие для всех курсов, вступительным эссе по социологии может быть вообще любая академическая работа. Фрагмент диплома. Особо понравившаяся автору курсовая. Статья, опубликованная в научном журнале — к нам поступает много взрослых людей с публикациями.

Конечно, не существует никаких «лайфхаков», позволяющих предприимчивому человеку оказаться на социологии в Шанинке, избежав бессонных ночей подготовки. Буклеты в духе «147 простых советов как написать гениальное вступительное эссе, поразить всех на собеседовании, поступить в магистратуру и управлять миром, не привлекая внимания санитаров» были очень популярны в начале 2000-х. Но если бы половина из этих советов хоть чего-нибудь стоила, магистратуры ломились бы от лишних людей, а у санитаров было бы куда меньше работы.
Собеседование кажется самым простым из вступительных испытаний на социологию в Шанинке. Не нужно заучивать бесчисленные и не связанные с личным академическим интересом фамилии, даты, концепции и модели. Но здесь-то и кроется подвох!

Собеседование

Собеседование кажется самым простым из вступительных испытаний на социологическую программу. Отчасти так оно и есть. Всего два блока вопросов: по теории и по методологии. А главное — абитуриент сам выбирает темы для ответов. Не нужно заучивать бесчисленные и никак не связанные с личным академическим интересом фамилии, даты, концепции и модели. Достаточно выбрать две точки фокусировки — теоретическую и методологическую. Но здесь-то и кроется подвох!

Если вам предлагают самим выбрать два вопроса из длинного списка, то и услышать ожидают не то, что обычно люди рассказывают на устных экзаменах. Главное — сразу выключить режим воспроизведения магнитофонной записи: «Эмиль Дюркгейм, выдающийся французский социолог, создатель социологизма и теории бла-бла-бла... Родился тогда-то, написал то-то. Я бы хотел рассказать про его исследование самоубийства» — дальше следует пересказ главы из учебника Гофмана. От такого у всех членов комиссии возникают мысли о самоубийстве и желание сжечь все имеющиеся в библиотеке учебники.
Начнем с первого — теоретического — вопроса. Есть первоисточники (то, что написали теоретики), есть второисточники (то, что написали о теоретиках их оппоненты, ученики и исследователи их творчества) и есть третьеисточники (учебники). Учебники можно читать или не читать. Но на них нельзя опираться при ответе. Даже на самые лучшие учебники — за авторством Батыгина или под редакцией Давыдова. Их можно использовать только для навигации и ни в коем случае не пересказывать.
Учебники можно читать или не читать. Но на них нельзя опираться при ответе
Для ответа на первый вопрос нужно чётко очертить «свой» корпус первоисточников. Выбрать конкретные книги и статьи автора, с которым вы будете работать при ответе. Мы даём такой длинный список вопросов как раз для того, чтобы абитуриент мог найти в нём что-то своё, будь то Зиммель или Латур. Поэтому темы вопросов специально сформулированы широко, в стиле «Современные социологические теории». Если вы занимаетесь теорией ассамбляжа Деланды, это позволит вам подвести выбранный корпус текстов под тему одного из вопросов, хотя самого Деланды в списке нет.

Обычно первый вопрос комиссии: «Что читали?». Здесь нужно чётко перечислить выбранные первоисточники и второисточники. Но дальше — самое главное: нужно поставить проблему! Сформулировать исследовательский вопрос. Например, вы прочитали Дюркгейма и вас поразило, что в ранних работах он называет «субстратом» совсем не то, что в поздних. Вы сравниваете его тексты, лезете во второисточники (лучше всего — статьи на английском и французском) и понимаете, что это не просто эволюция понятия, за этим что-то стоит. Ваш ответ — попытка разгадать этот ребус.

Или вы работаете с текстом Мишеля Каллона и обнаруживаете, что его концепция «фрейминга» — это попытка решения не социологической, а вполне экономической проблемы, проблемы «экстерналий». Вы снова лезете во второисточники — в полемику, в актуальные исследования. И ваш ответ — доказательство того, что на самом деле Каллон наделил социологическое понятие совсем другим — изначально чуждым, а потом привычным — значением. То есть ваш ответ — это всегда попытка сложить какой-то паззл, решить проблему, разгадать загадку.
Не нужно пытаться натянуть эту проблему на что-то актуальное или — ещё хуже — подкрепить её своей субъективной позицией: «Политическая онтология Дюркгейма очень важна для понимания проблемы неравенства, отчуждения и страданий неприкаянных аспирантов в окаянных вузах!». Это для слабаков. А вот показать, какие проблемы возникают у социологии знания из-за скептического парадокса Витгенштейна-Крипке — высший пилотаж.

Со вторым вопросом всё проще и одновременно сложнее. Проще потому, что второй — методологический — блок охватывает темы от философии науки и теории познания до методов сбора и анализа данных. Если из второго блока вы выбрали эпистемологическую тему и решили разбираться с проблемой демаркации, концептуализацией и исследовательской метафорикой, требования будут ровно те же, что и к первому вопросу.
Если вы выбрали методический вопрос — связанный с проектированием выборки, смещениями, математическими методами анализа данных — лучше, чтобы вы смогли показать на конкретных примерах, как это работает. Даже если вы выбираете вопрос «Качественные методы в социологии» (вопрос-ловушка, на котором подрываются очень многие), от вас будут ждать не рассказов в эстетике замшелого спора «качественников» и «количественников». Типа «Количественные методы — это как свая, которую забивают в землю! А качественные — это как саженец, который пускает в земле корни». Нет. Так же потребуется постановка проблемы!

Либо проблематизация истории метода: например, как социология украла метод включенного наблюдения у этнографов, а фокус-группы — у специалистов по пропаганде. Либо проблематизация его использования на примере конкретных исследований.

Главное же помнить, что собеседование — не ответ на экзамене с перечислением фактов, дат и книг. Но это и не свободное общение интеллигентных людей. Это ваш рассказ о поисках ответа на вопрос. По сути, будущая статья. Только в устной форме.

Консультация по поступлению:

Тел.: 8 (495) 150-80-92
Макшанова Ксения
makshanova@universitas.ru
Княжой Мария
knjazhoj@universitas.ru

Читать подробнее о программах:

4035
Поделиться:
Учиться в Шанинке