Александр Филиппов. Суверен и фикция воли народа в Конституции РФ

Действующая Конституция России принята 25 лет назад в ситуации, которую часто приводят в пример конституционного кризиса. Однако конституционный кризис был частью более общего, более глубокого кризиса. Принятие новой конституции и изменение формата власти не стало разрешением этого более глубокого учредительного кризиса – он продолжается до сих пор. Незавершённость учредительного процесса в сочетании с сегодняшней политической конъюнктурой дают основания ожидать нового конституционного кризиса в обозримом будущем.

В этом выступлении мы покажем, что конституционный кризис 1993 года возник не из-за того, что в рамках действующей конституции конституционными властями были предприняты неконституционные действия. В условиях конституционного кризиса обнажился разрыв между теоретическим порядком принятия новой конституции и фактическим политическим порядком. Этот парадокс учреждающего правопорядок действия хорошо известен, и для его разрешения требуется апелляция к воле народного суверена.

При этом политический и правовой статус «народа» остаётся проблематичным. С одной стороны, народ не является неизменно существующим организмом с точно идентифицируемой волей, а с другой стороны – недостаток реального политического единства не может быть доказательством отсутствия народа. Между тем, апелляция к «воле народа» определяет устойчивость всего нынешнего конституционного порядка России и одновременно создаёт мощный ресурс для его приостановки, изменения и переучреждения. Мы постарались прояснить статус «народа», чтобы увидеть контуры грядущего конституционного кризиса.
154
Поделиться:
Учиться в Шанинке