Закон и зараза: законодательство и пандемия в России и на постсоветском пространстве

"Крутые времена требуют крутых решений", как говорил визирь Джафар в диснеевском “Аладдине”. Чрезвычайные ситуации вынуждают к чрезвычайным действиям, которые часто не вмещаются в рамки старых правил. Так, по крайней мере, обычно объясняют срочную перекройку законодательства те, кто его инициирует: не время размышлять, надо действовать, не до свобод сейчас, главное - безопасность. Но чрезвычайная ситуация пройдет, а новые правила останутся. Что успели принять федеральные и региональные законодатели, пока граждане шили маски и дезинфицировали дверные ручки, потенциальные недовольные были заперты в квартирах, а парламентские корреспонденты следили за законодательным процессом только онлайн? Что из этого имеет отношение к борьбе с эпидемиологическим бедствием, а что представляет собой успех отраслевых и ведомственных лоббистов, воспользовавшихся удобным моментом? Насколько российский опыт в этом отношении типичен для других постсоветских полуавтократий?

Обсудили законотворчество во время чумы с политологом Екатериной Шульман (МВШСЭН, Центр законотворческих исследований ИОН РАНХиГС), политологом Борисом Кагарлицким (преподаватель МВШСЭН), депутатом Мосгордумы Михаилом Тимоновым и политическим обозревателем из Казахстана Никитой Шаталовым. Модератор обсуждения - журналист и телеведущий Станислав Кучер.
290
Поделиться:
Учиться в Шанинке