Пути России 2019

Пути России 2019.jpg

27-28 сентября 2019 года в Москве пройдёт очередной Международный междисциплинарный симпозиум «Пути России». Организаторы – Московская высшая школа социальных и экономических наук (МВШСЭН) и Российская Академия народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС). Отдельные секции проводятся при поддержке фондов Розы Люксембург, Фридриха Науманна, Фонда Михаила Прохорова и других партнеров. Пленарное заседание по традиции должен открыть профессор Теодор Шанин, президент и основатель МВШСЭН.

Последние годы поставили под сомнение привычное устройство международного порядка и либерально-демократических режимов. В разных частях земного шара на сцену возвращается народ – будь то в форме новых массовых движений или в форме источника легитимности для интервенций, политиков-националистов и сопротивления международным институтам. Это вызывает неоднозначную реакцию: от надежд на обновление демократии до страха перед безрассудством популистов и демонтажом индивидуальных прав и свобод.

Российская политическая традиция народничества даёт один из важнейших примеров демократической активации масс. Она также стала стартовой точкой для размышления о структурных и моральных отношениях между народом и интеллектуальным классом. Сегодняшнее возрождение популизма вновь ставит перед интеллектуалами в России, Европе, Северной и Латинской Америке вопрос об их политической роли: следует ли им защищать существующие институты вместе с элитами или становиться голосом народа?

Пробуждение народа в национальных государствах поставило новые вызовы и перед проектами международной интеграции. Все существующие международные структуры переживают кризис своей экономической, культурной и правозащитной миссии. В России и во многих других странах изоляционистская реакция вызвана протестом против неоколониализма и страхом перед потерей культурной идентичности. Глобальный рост социального неравенства и углубление зависимого характера экономик т.н. «развивающихся стран» снова делают актуальными дискуссии об империализме и основаниях его критики. Обновление интернационализма требует поиска новых интеллектуальных ресурсов, отвечающих требованиям сегодняшнего дня.

Чего следует ожидать от популистских движений в мире и в России? Каким может быть место народа в современной политике и насколько оно зависит от интеллектуалов? Может ли энергия популизма вдохновить новый интернационалистский проект? Как определяются границы народа и как осуществляется включение и исключение? Эти и другие вопросы станут предметом обсуждения участников симпозиума.


Планируемые секции и круглые столы:

«Популизм поверх границ: От кейсов к теории»

При поддержке Фонда Фридриха Науманна. Руководитель секции: Григорий Юдин (Шанинка) gregloko@yandex.ru

В течение последнего десятилетия «популизм» стал одним из ключевых понятий демократической теории. О популизме пишут исследователи либеральной демократии, политической теологии, идеологии. Однако разнообразие популистских лидеров, движений и режимов препятствует созданию стройной теории популизма. Некоторые исследователи склонны из осторожности ограничивать теорию популизма западной политикой в узком смысле. В то же время, истоки современного популизма восходят к русскому народническому движению, а нынешняя волна популизма исходно пришла из Латинской Америки.

Эта сессия нацелена на то, чтобы преодолеть разрыв между теорией и эмпирическими исследованиями популизма. Чтобы усовершенствовать концептуальный аппарат, мы соединим опыт разных стран. Какие выводы теория демократии может сделать из наблюдаемого разнообразия форм популистской политики? Каковы ключевые различия между популистскими партиями в Западной и Восточной Европе, и можно ли их вообще обозначать одним понятием? Следует ли рассматривать как разновидность популизма плебисцитарные тенденции, обнаружившиеся во многих странах мира? В какой степени опыт прихода популистов к власти в Латинской Америке даёт основания говорить о популистских режимах, или же популизм всегда остаётся на уровне движения и политической логики? Каковы ключевые различия между правым и левым популизмом в Европе, и какие выводы о трансформации левого популизма можно сделать из случаев Венесуэлы и Эквадора?

Язык сессии – английский


«Populism Across the Borders: From Cases to Theory»

Over the last decade, populism has been elevated to the status of one of the main concepts of democratic theory. Various theoretical contributions have situated populist politics within the fields of liberal democracy, political theology, critique of ideology. However, the variety of empirical incarnations of populist leaders, movements and regimes defies the ambition to develop a universal account of populism. Some theorists cautiously limit the populist theory to the Western contexts. At the same time, the origins of contemporary populism go back to Russian narodniki, and current wave of populism comes from Latin America.

This workshop aims to bridge the gap between theoretical and empirical studies of populism. It brings together different national perspectives on populist politics to refine the conceptual apparatus. What are the implications for democracy from various ramifications of populism in different national contexts? What are the differences between populist parties in Western and Eastern Europe and can they be justly subsumed under the same label? Should plebiscitarian tendencies manifested in many countries in both East and West be understood as instantiations of populism? Does the experience of populists in power in Latin America justify the idea of populist regime – or rather populism can only be properly grasped as political logic and political movement? What are the meaningful differences between the right-wing and left-wing populist politics across Europe and what do the examples of Venezuela or Ecuador tell about the possibility of mutation of the left-wing populism?


«Теория малых дел»: история и современность»

При поддержке Фонда Розы Люксембург

Руководители секции: Теодор Шанин, Александр Никулин (Центр аграрных исследований, Журнал «Крестьяноведение») harmina@yandex.ru

В конце XIX века так называемая «теория малых дел» – разнообразные социально ориентированные проекты интеллигенции, направленные на постепенное улучшение местной народной жизни в крестьянской экономике, народном образовании и здравоохранении, в некоторой степени способствовали улучшению благосостояния и культуры российского населения, проложив уже в XX веке дорогу к расцвету знаменитого земского и кооперативного движения в России. Впрочем, либеральных народников – главных сторонников «теории малых дел» – упрекали и до сих пор упрекают их более радикальные оппоненты в робости и мелкости их политического идеализма, не способного ставить, формулировать, достигать более амбициозные цели, связанные с решительной борьбой за коренные социально-политические реформы против косного режима российской государственности.

Возможно ли в России начала XXI века найти мировоззренческие настроения, активистские проекты идеологические споры, аналогичные движению «теории малых дел» 130-летней давности? И если такую возможность не исключать, то в чем могут быть сходства и различия меж досоветскими и постсоветскими теориями и практиками «малых дел»? Наконец, что мы можем сказать о существовании «теории малых дел» собственно в советский период российской истории? Имеются ли аналоги российской «теории малых дел» в народнических движениях других стран мира? - Поискам ответов на эти вопросы и будет посвящена данная секция, приглашающая к междисциплинарному диалогу как представителей различных социальных дисциплин, так и активистов различных социальных направлений.

«Понятие «народ» в гражданских религиях модерна: между необходимостью и невозможностью»

Секция Центра фундаментальной социологии НИУ ВШЭ, журнала «Социологическое обозрение». 

Руководители секции: Олег Кильдюшов (ЦФС) kildyushov@mail.ru; Александр Марей (ЦФС, Школа философии, «Философия. Журнал Высшей школы экономики») fijodalgo@gmail.com; Андрей Тесля (Институт гуманитарных наук БФУ им. И. Канта, Калининград) mestr81@gmail.com

Центр фундаментальной социологии НИУ ВШЭ традиционно проводит в рамках симпозиума «Пути России» собственную социально-теоретическую секцию, тема которой имеет прямые общественно-политические импликации. В этом году она посвящена проблеме конструирования базового для модерна понятия «народ», лежащего в основе политико-правового дизайна и массовых идентичностей в государствах современного типа.

Давая в 17-й главе «Левиафана» определение Commonwealth, Томас Гоббс писал, что это единство больше, чем Consent or Concord, то есть, чем разумное или же сердечное согласие. Данной формулировкой Гоббс отсылает своего читателя к трактату De civitate Dei Аврелия Августина, в 19-й книге которого как раз и встречаются вместе трактовки народа (populus), предложенные Цицероном и Августином. Тем самым образованный читатель середины XVII века мог легко опознать ход мысли, когда народ понимается как основной актор политического поля. При этом он определялся либо через рациональное осмысление практик общежития, либо через единение относительно общего объекта любви. С этими базовыми конструкциями европейская мысль вошла в эпоху Модерна: в рамках теории общественного договора возникающий из multitudo народ воспринимался, как правило, внутри этих парадигм. Выбор одной из них – объединение через иррациональное или же ассоциация, основанная на рациональных принципах, – и определял облик и роль «народа» в конкретных модерных теориях государства и общества.

Для русской общественной мысли и политической практики XIX-XX веков понятие «народа» оказывается одновременно и необходимым, и невозможным. При этом каждая из сторон на протяжении столетий так или иначе определяла этот объект-субъект и занимала собственную позицию по отношению к нему в зависимости от своего понимания – например, заявляя себя либо 1) его частью, либо 2) теми, кому необходимо «(вос)соединиться» с «народом», либо 3) воплощением «истинного народа». «Народ» оказывался постоянным предметом споров и поиска соответствий/растождествлений с другими ключевыми понятиями политического языка: «нацией», «демосом», «крестьянством» и т.д. Со второй половины XIX века апелляция к «народу» становится практически универсальной для всех политических сил – в связи с чем особенное значение приобретает анализ как теоретических рамок этого понятия, так и конкретных метафор и образов, в которых «народ» оказывается репрезентирован.

Для социологии понятий в духе Карла Шмитта очевидно, что базовый концептуальный аппарат политического модерна генетически восходит к языку теологии. Сегодня, вместе с крахом идеологии и практики неолиберальной глобализации, оказался сильно дискредитирован и постулат перманентной секуляризации, предполагавший отступление религии из значимых сфер социальной жизни. После «секулярного века» (Ч. Тейлор) приходит эпоха постсекулярности, что непосредственно затрагивает социологию как привилегированного наблюдателя-просветителя. Ведь ей уже сейчас приходится иметь дело с новыми-старыми формами мотивации социального действия, динамика которых может оказаться куда более фундаментальным феноменом, нежели привычная кратковременная реакция на модерн. Так, в России после исчезновения советской идеологии как формы гражданской религии новый запрос на осмысленное коллективное бытие (возвращение в историю) в виде массового стремления к трансцендентному сталкивается с собственной динамикой культурной жизни, в которой формируется экспрессивный символизм – общепринятый язык выражения эмоций и оценок. В результате подобного столкновения вся политико-эмоциональная сфера оказывается разорванной между антагонистическими лагерями. Следствием этого являются не только культурные, но и политические конфликты внутри одного «народа», выступающего сувереном для модерного солидарного сообщества (государства).

В рамках секции предполагается обсуждение следующих тематических комплексов:

  •  история и историческая семантика понятия «народ»;
  •  топика «народ» в русской общественной мысли XIX-XX веков;
  •  кризис глобализации и поиск понятий для новой политической теологии;
  •  запрос на ресакрализацию vs. арьергардный лаицизм модерных институтов;
  •  языки «новой трансцендентности» и (пост)постмодернистких художественных высказываний: принципиальная непереводимость?


Что значит „империализм“? Роза Люксембург и ее „Накопление капитала“ сегодня.

При поддержке Фонда Розы Люксембург. 

Руководители секции: Илья Будрайтскис (Шанинка) Ibudraitskis@gmail.com, Илья Коновалов (НИУ ВШЭ), baxterqcpunk@gmail.com)

Столетие трагической гибели Розы Люксембург дает важный повод для переосмысления ее теоретического наследия. Теория империализма, предложенная Люксембург в фундаментальном труде «Накопление капитала», оказала огромное влияние на прогрессивную социальную и экономическую мысль XX века. Глобальный рост социального неравенства, распространение военных конфликтов и углубление зависимого характера т.н. «развивающихся стран» актуализируют дискуссии об империализме и основаниях его критики.

Однако что может взять эта критика из наследия Люксембург? Насколько релевантным является ее знаменитый тезис о постоянном присвоении капитализмом внешних по отношению к нему не-капиталистических элементов? Какую роль в стабилизации капитализма играет милитаризм и военное производство? Может ли концепция Люксембург служить основанием для сложной и не-линейной концепции капиталистического развития, в которой одновременно предполагается сосуществование разных социально-экономических форм? Наконец, какое место должно занять наследие Розы Люксембург в новом интернационалистическом ответе на вызовы современности?

Выступающие:

  • Инго Шмидт. Rosa Luxemburg: A theoretical guide to the political economy of capitalism from its early days to the present.
  • Эрик Туссен. Rosa Luxemburg and the debt as an imperialist tool. The case of Egypt, China, etc.
  • Алекс Каллиникос Тема уточняется

Язык сессии - английский

The hundredth anniversary of the tragic death of Rosa Luxembourg presents an important opportunity to reconsider her theoretical legacy. The theory of imperialism, proposed by Luxembourg in fundamental work "The Accumulation of Capital", had a huge impact on the social and economic progressive thought of the twentieth century. The global growth of social inequality, the spread of military conflicts and the deepening dependence of the so-called "developing countries" have brought up to date the debate on imperialism and the grounds for its criticism. However, what can this criticism take from Luxembourg's legacy? How pertinent is her well known thesis that capitalism constantly appropriates non-capitalist elements external to it? What role does militarism and military production play in stabilizing capitalism? Can the conception of Luxembourg serve as a basis for a complex and non-linear concept of capitalist development, which take into account the simultaneous coexistence of different socio-economic forms? Finally, what place should the legacy of Rosa Luxemburg occupy in the new internationalist response to the challenges of the present?


Круглый стол  «Популизм и постсоциалистическая  трансформация России»

При поддержке Международного Фонда социально-экономических и политологических исследований (Горбачев-Фонд)

Модераторы: Ольга Здравомыслова (Горбачев-Фонд) olgazdrav@gorby.ru  Андрей Рябов (ИМЭМО  РАН) khedif@yandex.ru

В годы Перестройки появился  исторический шанс для установления системы народовластия в нашей стране.  Ярчайшей манифестацией этого стал Первый Съезд народных депутатов СССР (25 мая – 8 июня 1989г.), положивший начало современному российскому парламентаризму. Политическая динамика   Съезда  во многом  определялась противостоянием  большинства депутатов («агрессивно-послушного большинства», по выражению Ю.Н. Афанасьева) и оппозиции – радикальных демократов (Межрегиональная  группа),   претендовавших на идейное лидерство. Набиравшая силу публичная критика государственной марксистско-ленинской идеологии и советской системы в целом, а также постепенное разложение советских социальных институтов способствовали тому, что   у большой части населения возникало ощущение духовного вакуума. Одновременно, на мощной волне демократизации, началась   антибюрократическая кампания, которая вдохновлялась сильным запросом «снизу» на социальную справедливость.  

На этом противоречивом основании сформировалась благоприятная среда для возникновения популизма, и он с очевидностью проявился в ранний период   деятельности Бориса Ельцина.  Вместе с тем, по мере превращения Ельцина в лидера радикально-демократической оппозиции курсу Перестройки его популистские черты заметно ослабли. 

Примечательно то, что и в России, и в других советских республиках, ставших затем новыми независимыми государствами, популизм также не стал влиятельной силой. Исключение представляет собой Белоруссии, где за годы правления Александра Лукашенко популизм превратился в мощную политическую силу. 

После начала радикальных реформ, в 90-е годы, популизм оказался невостребованным в российском социуме, где стратегии большинства определялись необходимостью выживания, а более благополучные слои выбирали индивидуальные модели адаптации. 

Однако в начале ХХI века в российской политике стали активно использоваться популистские технологии. Приводит ли это к появлению политиков-популистов?  В чем, помимо технологий, проявляются особенности современного российского популизма?  Как можно объяснить его сочетание с идеологией и практикой нового элитизма,  и,  фактически,  идейным обоснованием сословности в нынешнем российском обществе? При каких условиях возможно появление в России сильных популистских игроков?

Приглашаются социологи, политологи, специалисты по новейшей истории России.  Регламент для выступлений – 12 минут, для  участия  в дискуссии – 5 минут.  Заявки  для  участия в Круглом  столе –  не позднее 20 сентября 2019 года.


Секция «Между просветительством и соавторством. Социальные исследования в публичном пространстве»

При поддержке Фонда Михаила Прохорова. 

Руководитель: Михаил Рожанский (Центр социальных исследований – Иркутск) mr1954@yandex.ru, Дмитрий Споров (Фонд «Устная история») sporunet@gmail.com

Активное вторжение социальных наук в публичное пространство – как результат методологических поворотов в развитии социогуманитарного познания, так и ответ интеллектуального класса на вызовы, связанные с возвращением «голоса народа» на социально-политическую сцену и в общественную дискуссию (в качестве инстанции, к которой аппелируют).  В России в текущем десятилетии это движение бурно нарастает, обеспечивая «новое просвещение», стимулируя такие направления как публичная социология, устная история, public history, создание открытых сетевых архивов частной памяти, расширяя репертуар и аудиторию литературы нон-фикшн и документальных жанров визуальных искусств. 

Эти многослойные процессы не просто поставили перед социальными исследователями методические или стилистические задачи, они актуализировали методологические и социально-философские (в том числе этические) проблемы, имеющие принципиальное значение для развития социального познания. Именно такие проблемы по замыслу организаторов секции и должны быть в фокусе нашего обсуждения.

  •   Как меняется представление об объективности, научной истине, социальных функциях социальных наук?
  •   Как реагирует методология на возникновение этических требований, связанных с публичным представлением материалов и результатов исследований?
  •   Каким образом читатель, зритель, посетитель публичной презентации становится соавтором социального исследования?
  •   В какой степени тот, кто в рамках классической парадигмы социальных наук обозначен как объект, респондент, автор источника, может и должен рассматриваться как соавтор исследования? Является ли это обоснованным социальным запросом и/или новым методологическим требованием?

Нетрудно заметить, что в нашей стране названные мировые процессы связаны также и с народническими традициями интеллигенции, что особенно хорошо видно, когда речь идет о проектах, стремящихся преодолеть гиперцентрализацию научной и культурной жизни. Поэтому мы хотели бы представить на секции социально-географическое разнообразие проблематики – от тех проблем, которые решают авторы музейных экспозиций в малых городах или полевые исследователи сельской жизни, публикующие результаты на внеакадемических ресурсах, до выстраивания стратегии популярных сайтов или журнальной политики. 

Секция планируется как междисциплинарная, включающая 10-12 докладов и проблемно-тематическую дискуссию в форме «круглого стола». 

Доклады и выступления на круглом столе должны представлять не только различные научные дисциплины, но и неакадемические сферы, поэтому организаторами будут рассмотрены заявки от авторов и участников проектов, реализуемых в виртуальном пространстве, визуальных искусствах, литературе нон-фикшн. 

Мы особенно заинтересованы в заявках на доклады и выступления, в которых на основе опыта конкретных исследований и/или публичных проектов будут рассмотрены методологические, социально-философские и этические вызовы, гипотезы, решения.

Заявки на участие можно направлять на адрес Михаила Рожанского до 10 сентября.



Секция «Популизм в организации и субъективное благополучие работников: феномены и взаимосвязи»

Руководители секции: Вероника Кабалина (НИУ ВШЭ), Евгений Моргунов (МВШСЭН) morgunove@mail.ru

Популизм как понятие является порождением политологического осмысления деятельности ряда политиков, стремящихся к максимизации поддержки со стороны широких слоев избирателей. Считается, что популизм стал особенно популярен в последние годы и причиной этому может считаться заметный разрыв между ожиданиями граждан и реальной политикой, проводимой властями во многих странах. Часто популизму придается негативный оттенок из-за того, что, получив власть, далеко не все популисты действительно реализуют свои предвыборные обещаний. Тем не менее, некоторых из популистов нельзя обвинить в таком поведении, поскольку они действительно стремятся достичь обещанного. Задача нашей секции будет состоять в том, чтобы обсудить возможности в использовании потенциалов данного термина в масштабе исследования в отдельно взятой организации. Возникает несколько принципиальных вопросов: Возможен ли популистский стиль в управлении организацией? Каковы границы его использования в науках об управлении? Для каких типов организаций такой стиль управления более реален? Имеется ли связь между популистским и демократическом стилей управления? Каково соотношение популизма и харизмы лидера? Каковы последствия популизма в управлении организацией? Каковы умонастроения и эмоциональные переживания сотрудников организации, где в управлении используются популистские приемы и практики? Что происходит с эмоциональным настроем работников популистской организации в динамике? Каково субъективное благополучие рядовых работников и менеджмента в популистских организациях?

Приглашаем принять участие в нашей секции специалистов в области менеджмента, психологии и социологии управления, организационной психологии, имеющих интерес к перечисленным выше вопросам.


Заявки на выступления с докладами направлять руководителям секций до 1 сентября 2019 года

Координаты Оргкомитета 8 (495) 434-72-82
Пугачева Марина Геннадиевна 8-916-500-21-72 puma7@yandex.ru
Запольская Александра alexandrazapolski@gmail.com


Предварительная регистрация слушателей: