«Преодолевая границы»: Интервью с организаторами конференции «Векторы 2024»

«Преодолевая границы»: Интервью с организаторами конференции «Векторы 2024»

С 18 по 21 апреля 2024 года в Шанинке пройдет XXII Международная конференция молодых ученых «Векторы», которая объединит секции, посвященные социальным и политическим наукам, философии и антропологии, истории и культурологии, психологии и юриспруденции, а также современным критическим теориям.

Общая тема «Векторов» этого года — «Преодолевая границы». Поиски истины и решений научных проблем не возможны без расширения граней реальности, преодоления, которое позволяет воображать и мыслить будущее, проверять пригодность старых методов и испытывать новые технологии для актуализации картины мира внутри и за пределами академии. 

Мы спросили организаторов конференции о выбранной теме, о границах в университете и социально-гуманитарном знании, а также о том, какую роль играют «Векторы» в их преодолении. 

Анастасия Плинер
Анастасия Плинер
Слушательница программы “Политическая философия” (Шанинка), исполнительная директорка XXI и XXII Международной конференции молодых ученых «Векторы», MA in Counselling

Николай Нахшунов
Николай Нахшунов

Выпускник Шанинки, программный директор конференции «Векторы» 2024 года

Анастасия, Николай, расскажите, пожалуйста, кратко о том, что вы делаете для конференции «Векторы 2024»

Анастасия: В этом году я, можно сказать, и продюсер, и менеджер проекта, и счетовод… за программу у нас отвечает Коля, а многие вопросы, не относящиеся к программе, например, финансы — на мне. Но в этом году мой функционал гораздо скромнее, чем в прошлом, потому что появилось больше людей, готовых погрузиться в «Векторы» с головой. А еще пару раз удалось выступить спикером, модератором и даже психологом. Ну, и соорганизатором секции. 

Николай: Я отвечаю за программное наполнение конференции. Это очень обширная область, которая охватывает отбор секций, общую концептуализацию их содержания и, главное, подготовку их организаторов к общей работе, реализации в этой работе целей и принципов публичной науки. 

Тема «Векторов» этого года — «Преодолевая границы», как происходил выбор темы конференции и почему в этом году вы остановились именно на такой формулировке? 

Анастасия: Это было коллективное решение, мы выбирали из нескольких вариантов. Эта тема больше всего отозвалась у коллег — видимо, потому, что границы каждый из нас преодолевает ежедневно. Она перекликается с одной из тем секций прошлого года, и мы решили, что такая преемственность нам подходит. 

Николай: Все решения в Оргкомитете принимаются через голосование. «Преодолевая границы» — один из множества вариантов, не могу сказать, что я сам его поддержал изначально, но на мой взгляд это оптимальная формулировка, и в итоге — общая тема, принятая консенсусом. Потому что, решив ступить за порог Шанинки и «Векторов», мы все так или иначе столкнулись с необходимостью преодолеть старые границы и открыться к новому опыту, внутреннему или внешнему, неважно.

О каких границах идёт речь?


Анастасия: У каждого из нас разное видение границ, вызванное разницей в опыте. Я часто сталкиваюсь с тем, что многие области знания ограничены «здравым смыслом» — например, представлением о том, что рыночное поведение естественно для человека. Критический подход к тому, что кажется нам привычным, может раскрыть новую грань того, что мы изучаем. Еще одна граница — это унаследованные от «профессионального» образования формулировки целей исследования: «рассмотреть», «сравнить», «проанализировать». Молодым ученым, особенно вышедшим из консервативной учебной среды, порой бывает сложно смело заявить «Я ищу ответ на конкретный вопрос, который меня волнует» — а ведь с этого вопроса всегда начинается самое интересное.


Николай: Каждый должен говорить сам за себя. Это дисциплинарные границы, это сама ограниченность академического знания... Для меня, наверно, это, в первую очередь, границы Себя, нашего эгоцентризма, фанатичного желания не меняться. Но каждый день, вставая с кровати, мы сталкиваемся с новым, мы переучреждаем границы, чтобы впустить иное в собственный опыт. Не «по-другому нельзя», а, скорее, «нельзя никак, кроме как по-другому». Если даже самые базовые, интимные действия связаны с преодолением старых границ, что говорить о целой конференции, открывающей новое не интуитивно, но намеренно?


Какие границы предстоит преодолеть организаторам, докладчикам, слушателям и другим сообщникам «Векторов 2024»?


Николай: В первую очередь, свои собственные. Речь идет не о пренебрежении границами, не о тотальном снятии, а об «открытии» себя к Другому, о пересмотре своих границ, о преодолении своей ригидности.

Анастасия: Организаторы точно уже преодолели все самое страшное — границы возможного и разумного. А для тех, кто примет участие, это границы прежде всего коммуникативные — им предстоит расширить и прояснить собственные понятия и найти общий язык с коллегами, смотрящими на их проблему иначе.

Какими способами возможно это преодоление?


Анастасия: Прежде всего, выходить за границы — это всегда страшно; границы очерчивают привычное и понятное, а то, что находится за ними, может вызвать как радость и удивление, так и страх или гнев. А еще, выходя за собственные границы, очень легко заступить за чужие — а вторжение ощущается гораздо неприятнее, чем преодоление. Здесь может помочь постоянный диалог — четкое объявление намерений, чувство такта, своевременные вопросы там, где что-то непонятно. Возможно, кому-то придется отказаться от привычных языковых игр, чтобы находить новые правила прямо по ходу разговора. Говоря проще — границы надо переходить в роли исследователя, а не инспектора. И если действовать таким образом, то все получится.


Николай: Только самыми решительными. В то же время основным способом/средством мне видится язык птиц. Это сложно сочетать. Вообще, лучший способ совершить любое действие — это добиться искренности с самими собой, найти источник, подвигающий на это действие. Конечно, я отсылаюсь к «заботе о себе» Мишеля Фуко. Потому что это признание свой гетерогенности, неоднородности, обнажает необходимость ежесекундного выхода за пределы себя, вечной непримиримости, несогласия. Кстати, хороший пример здесь — жизнь и дело нашего Теодора. 


Но в текущий момент даже это личное преодоление, без которого не мыслимы более масштабные коллективные преодоления, очень уязвимо, с легкостью поддается схватыванию Авторитетом, иерархиями, теми, кто не готов принимать нас, Других, нарушителей границ. Поэтому нам приходится переучиваться этим банальным преодолениям, в том числе переучиваться говорить, учить другие языки, искать и находить новые формы и символы для выражения. Но искренность все равно остается главным способом. Хорошо, если язык птиц способствует этой искренности; или, возможно, мы уже не люди, но птицы? 


Всегда ли нужно преодолевать границы в университете? 

Анастасия: Думаю, вопрос не в том, когда это делать, а в том, как. 

Внутри университета под границами часто понимаются правила. Как пишет Гребер, они почти везде избыточны, и если человек перестает устанавливать правила, а правила начинают устанавливать человека — это надо, как минимум, осмыслить.  При этом индивидуалистов-нарушителей никто не любит, и если правило становится границей — его нужно преодолевать сообща.


Другой род университетских границ — привычки, рамки устоявшихся идей. Разумеется, никто не ждет ежедневных горячих баталий принципиально не согласных друг с другом оппонентов, но такие границы важно преодолевать — но не насильно и не «по плану», а взаимодействуя с коллегами с другими рамками и привычками.


Однако, если вспомнить недавно вышедшую книгу Сергея Эдуардовича Зуева, самой важной границей в университете может оказаться граница самого университета — та, которая оберегает его от включенности в город. Но иногда город сам ее переходит, и здесь границы приходится не преодолевать, а защищать. 


Николай: Когда мы говорим о пространстве университета, или о стране, то границы преодолевать нельзя. Никогда. Их можно переходить, открывать, но отменять или одностороннее пересматривать — это вторжение в чужую сферу. В пространстве университета и на более широких уровнях существуют ограничения и отграничения, то, что запирает наши субъективности в очень тесные рамки, мешает нам двигаться, и конечная цель этих ограничений — помешать сближаться друг с другом. Это нужно преодолевать всегда. Нас предупреждают, что с границами нужно обходиться аккуратно, и что вообще это очень неоднозначная тема. Мы можем ответить: если это личные границы других — да, неоднозначная; если те границы, в которых сдерживают других — нет, нельзя терять решимости в том, чтобы их преодолеть, окончательно и бесповоротно. 


Что из того, что вы лично преодолели при подготовке к «Векторам 2024», вы считаете самым важным?


Анастасия: Я бы все-таки не стала уравнивать препятствия и границы. Мы преодолевали именно препятствия: инерцию, сопротивление, недостаток ресурсов, внешние обстоятельства… такими общими словами во мне говорит тактичный проектный менеджер. Лично мне в очередной раз приходилось преодолевать желание вместо полезных дел лишь меланхолично смотреть в потолок, потому что совмещать работу фул-тайм, учебу на одной из самых загруженных программ Шанинки и подготовку к «Векторам» — это квест для тех, кто все игры проходит на максимальной сложности (знать бы, как я оказалась среди этих героических людей).


Николай: Себя. Все старое, что скрывается в новом. Страх. Прежде всего перед тем, что еще только предстоит преодолеть.



889